• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: фанфик (список заголовков)
21:13 

Кошка, которой нет
ОШИБКА ТЕМНОГО ВЛАСТИТЕЛЯ или ЗА 200 ЛЕТ ДО КОНЦА СВЕТА. Фанфик по "Сказкам Долгой Земли"

Жанр: Романс, драма, ангст, юмор, всякой твари по паре
Пейринг: Ну нет, так неинтересно )))
Рейтинг: R
Предупреждение: АИ
Дисклеймер: Все права на персонажей и мир Долгой Земли принадлежат Антону Орлову (Ирине Кобловой, Антонира)
Предупреждение: Этот фик имеет смысл читать после "Искателей прошлого".
Покаяние: Автор фика рвет на себе одежды, посыпает голову пеплом и униженно молит о прощении )))

Ошибка Темного Властителя или За двести лет до конца света

Всем выжившим героям Темной весны посвящается

Часть 1. Дэннис

Боль.
Неотвратимая, повторяющаяся, от которой невозможно избавиться, декламируя про себя прилипчивые рекламные стишки. Она в прямом смысле слова пронизывает его и не кончается, не кончается, не кончается...
Каждый отдельный удар иголки вроде бы не так уж и страшен, но этих ударов сотни, тысячи, они сливаются в один ритмичный поток боли, который захлёстывает его с головой. Сначала он старался терпеть, но его хватило ненадолго. Он больше не чувствовал ни унижения, ни стыда - одну бесконечную боль.

читать дальше



NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm


 
запись создана: 05.04.2012 в 19:28

@темы: фанфик, Сказки Долгой Земли, Ирина Коблова, Антон Орлов

22:35 

Кошка, которой нет
ПОВОРОТ ВИНТА. Восьмой фик по "Видоискателю"

Пейринг: Нет
Жанр: Юмор, драма, насилие, страх и ужас
Рейтинг: Нет
Предупреждение: Яойщицам со слабыми нервами лучше не читать
Дисклеймер: Персонажи позаимствованы у Яманэ Аяно, заголовок - у Генри Джеймса, кое-что по мелочи - у Леонида Гайдая

Источником вдохновения послужило вот это сообщение:
"После травмы головы 26-летний регбист очнулся геем и выучился на парикмахера"
www.dailymail.co.uk/health/article-2058921/Chri...

Действие происходит после обеих экстр шестого тома.

Поворот винта

Описываемая драма разворачивается в холле респектабельного реабилитационного центра. Интерьер его напоминает скорее роскошный тропический сад, чем лечебное учреждение. В центре композиции расположен большой пруд с лотосами и рыбками, от пруда лучами расходятся посыпанные белым коралловым песком дорожки. Широкие каменные скамьи для посетителей декорированы тварями из мифического бестиария, между ними расставлены кадки с цветущими гибискусовыми кустами.
Царящую здесь тишину время от времени нарушает только плеск воды в пруду да приглушённые, как обычно бывает в больницах, голоса переговаривающихся между собой людей. Внезапно с шумом распахивается полускрытая зарослями лиан дверь, и в помещение вваливается Такаба, весь в слезах и соплях:
- Ы-ыы! Он... он... у-ущипнул... за за-задницу! У-уу! - За неимением носового платка Такаба размазывает слёзы кулаком, отчего лицо его неожиданно приобретает камуфляжную раскраску.
С одной из скамей поднимается Киришима. Невзирая на тропический антураж вокруг, он одет в традиционно тёмный деловой костюм и выглядит чрезвычайно сурово.
- Не мельтеши, - произносит первый помощник Асами с видимым отвращением. - Что особенного в том, что тебя ущипнули за задницу?
- Не меня! - Такаба неромантично шмыгает носом. - Он ущипнул за задницу медсестру! У-уу!!! - продолжает завывать отвергнутый любовник.
- Че-го? - У Киришимы банально отваливается челюсть.
К его облегчению, в этот самый момент в холл входит новоприбывшая группа посетителей во главе с Фейлоном. Лидер китайской мафии застаёт своих японских коллег в состоянии явной растерянности и автоматически принимает командование на себя.
- Ну, что у вас опять стряслось? - он обращается к Киришиме, как к старшему по званию среди якудза.
- Кхм... Изволите видеть, господин, - Киришима поправляет очки и продолжает уже более уверенным тоном. - После того как Вы соизволили убыть с горячих источников, туда прибыли наши русские, мгм, партнёры. Оказывается, они тоже любят "Hodit' v banyu"! - Возмущённый Киришима непроизвольно повышает голос.
Раздаётся смешок. Фейлон оборачивается и видит, что с другой стороны пруда расположились вышеупомянутые русские. Михаил и Юрий Арбатовы, как ни в чём ни бывало, устроились за каменным столом, на котором, в довершение картины, расставлены запотевшие от холода пивные бутылки.
- И этот северный варвар, этот "Medved' kosolapy", после бани решил продемонстрировать свою - как её? - "Udal' Molodetskaya", да, - голос Киришимы дрожит от переполняющих его эмоций. - И он, видите ли, не придумал ничего лучшего, чем блеснуть национальным боевым искусством под названием, э-ээ, "Protiv loma net priema"!
- Что за бред! Какие ещё боевые искусства? Асами не расстаётся с пистолетом, да и охрана всегда с ним! - Фейлон в изумлении воззряется на Михаила Арбатова.
Тот ухмыльнувшись, привстаёт, распахивает полу щегольского белого пиджака, и в петле, свисающей из проймы, Фей видит некий удлиннённый предмет, напоминающий трость, пижонски завёрнутый в белый шёлк.
- Обыкновенная фомка, - Арбатов презрительно сплёвывает. - Кто же знал, что у этих японских мудаков вся хибара держалась на одном столбе и на одной несущей балке!
- Таким образом, эта балка и рухнула на голову Асами, - скорбно продолжает Киришима.
- Что-о?! - Фейлон в порыве ярости делает попытку броситься на Арбатова, но их, увы, разделяет пруд.
- Да ничего ему не сделалось, даже голова не болит, - Михаил демонстрирует полнейшую безмятежность.
- У-ууу! - подаёт голос Такаба.
- Так что тогда? - удивлённо спрашивает Фей, вглядевшись в зарёванного Такабу.
Ни слова не говоря, Киришима уважительно берёт Фейлона под локоть и направляет к двери, почти не заметной за буйно разросшимися лианами. За нею находится палата Асами, где в полумраке пребывает сам раненый герой.

- Э-ээ, как здоровье? - задаёт Фейлон с порога самый не оригинальный из всех возможных вопрос. По крайней мере, теперь он может выдохнуть с облегчением, видя, что Асами бодрствует и в сознании.
- Нормально. Жду - не дождусь, когда меня отсюда выпишут. Перестраховщики! - Судя по всему, Асами действительно чувствует себя неплохо. - Вы там Арбатова не запинали ещё? Парень мне нужен. Он, между прочим, обещал поставить дюжину аутентичных блондинок, обитающих на берегах реки "Volga", - Асами подмигивает опешившему Фейлону.
Абсолютно не представляя себе, что можно сказать в ответ на это шокирующее заявление, Фей неуверенно бормочет:
- Да-а... А мне, знаешь, настойчиво предлагают жениться. На 15-летней наследнице клана "Белая крыса".
- Не переживай. Если разбавить это счастье десятком-другим грудастых тёлочек родом с "Volga", ты и не заметишь свою крыску.
- !!!
Фей, которому до сих пор не приходило в голову взглянуть на проблему с этой стороны, погружается в глубокую задумчивость. Наконец, он рассеянно проводит рукой по лбу, разворачивается и на ощупь выбирается из палаты, не разбирая пути и натыкаясь на больничную мебель.

Выйдя на солнечный свет, Фейлон несколько раз глубоко вдыхает напоенный влагой и тропическими ароматами воздух и вновь обретает поколебленную было уверенность в себе. Небрежно ступая по опавшим цветам, он направляется прямиком к Арбатовым.
Все присутствующие якудза замирают в предчувствии беды. Однако, вопреки их ожиданиям, Фей присаживается на край каменного стола, сдвигая бутылки пива в сторону, и затевает с Михаилом совершенно спокойный, деловой разговор. До окружающих доносятся только обрывки фраз: "две дюжины с доставкой", "оптовая скидка", "20% как постоянному клиенту", "доплата за срочность", "гарантия качества" и тому подобное.
Изведясь от любопытства, Такаба подбирается почти вплотную, когда собеседники, наконец, встают и обмениваются финальным рукопожатием, скрепляющим сделку. Обернувшись, Фейлон бросает мимолётный взгляд на Такабу:
- А с ним теперь что делать?
Михаил не успевает ничего ответить, как из-за его спины во весь свой могучий рост встаёт дядя Юра. Отодвинув племянника в сторону, он пальцем манит к себе Такабу:
- Эй, малец, подь сюда, кому говорю, - Юрий Арбатов распахивает пиджак, и миру является еще одна "Fomka". Такаба вздрагивает. - Слышь, ты, не дрейфь! Буду бить аккуратно, но сильно!


NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm
запись создана: 12.11.2011 в 17:29

@темы: Видоискатель, фанфик, Аяно Яманэ

15:32 

Кошка, которой нет
ПЕРЕЧЕНЬ МОИХ ФАНФИКОВ

Поскольку бардак в дайрях идет по нарастающей продолжается, и вообще, на завтра обещают конец света ))) стоит навести порядок хотя бы в собственном хозяйстве.
Итак,


Яманэ Аяно. Фанфики по "Видоискателю"

1. Sweet overdose www.diary.ru/~corvina-a/p79372720.htm#

2. Прокладка www.diary.ru/~corvina-a/p79373572.htm#

3. Что такое кризис? (с) www.diary.ru/~corvina-a/p79373698.htm#

3+. Чем заканчиваются кризисы... www.diary.ru/~corvina-a/p83887717.htm#

- Набросок www.diary.ru/~corvina-a/p83838841.htm#

4. Мой любимый пейринг, или Тайная тетрадь Такабы Акихито www.diary.ru/~corvina-a/p96192485.htm#

5. Ничего святого. Пиеса www.diary.ru/~corvina-a/p101421749.htm#

6. Место, которого нет. Почти киносценарий www.diary.ru/~corvina-a/p115144403.htm#

7. Последний драббл www.diary.ru/~corvina-a/p140016755.htm#

8. Поворот винта www.diary.ru/~corvina-a/p169157422.htm#

*

Ю Ха Джин. Фанфики по Totally Captivated

1. Плоды просвещения www.diary.ru/~corvina-a/p94446200.htm#

2. Вам и не снилось. Первоапрельский фик www.diary.ru/~corvina-a/p102733871.htm#

3. Бабетта идёт на войну. Антислэшерский фик www.diary.ru/~corvina-a/p114542930.htm#

4. Индейское лето www.diary.ru/~corvina-a/p126274535.htm#

5. Надежда умирает последней. Фарс в двух частях с прологом и эпилогом www.diary.ru/~corvina-a/p129777455.htm#

6 (5+). Попытка к бегству. Святочный рассказ www.diary.ru/~corvina-a/p138032357.htm#

*

- О моем отношении к павианам www.diary.ru/~corvina-a/p139050002.htm#

*

Антон Орлов (Ирина Коблова). Фанфик по "Сказкам Долгой Земли"

Ошибка Темного Властителя или За двести лет до конца света www.diary.ru/~corvina-a/p174931206.htm

@темы: Сказки Долгой Земли, Ирина Коблова, Видоискатель, Аяно Яманэ, Антон Орлов, Yoo Ha Jin, Totally Captivated, фанфик

04:56 

Кошка, которой нет
ПОПЫТКА К БЕГСТВУ. СВЯТОЧНЫЙ РАССКАЗ*. Шестой (5+) фик по Totally Captivated

Жанр: Юмор, романс
Пейринг: Му и др.
Рейтинг: R
Предупреждение: ООС, АИ
Источник вдохновения (в том числе): "Левая рука тьмы" Урсулы Ле Гуин
Дисклеймер: Все права на персонажей принадлежат Ю Ха Джин, один крошечный фрагмент - Чарльзу Диккенсу, пара строчек - традиционно - Джорджетт Хейер, и кое-что позаимствовано из книги "Основы трансцендентального секса" )))))
Предупреждение 2: По сути это откровенная мелодрама, нелюбителям лучше не читать.

Прямое продолжение фика "Надежда умирает последней".
www.diary.ru/~corvina-a/p129777455.htm

Краткое содержание: Му остался без денег, Ивон - без любовника, остальные утонули.

_____________

* Жанр святочного рассказа изначально предполагает историю фантастическую, глуповатую и обязательно со счастливым концом.


Попытка к бегству. Святочный рассказ

Эпиграф: "Он перепутал и все помножил на три, так как вспомнил святую троицу" (Ярослав Гашек)

День первый

В самом конце года в старом генерал-губернаторском дворце* Сеула давался рождественский благотворительный бал. От лица корпорации S&M там были обязаны присутствовать сводные братья Ли: Му Кёль и Джо Иль. (Разумеется, Ивон в список приглашенных попасть не мог по определению). Ким, для которого подобные мероприятия служили только и исключительно источником заработка, был тем не менее, неотразим, в традиционном смокинге и туфлях со стразами**: ненавязчивая реклама торговой марки Cesare Paciotti в качестве дополнительного профита. Му, на котором смокинг вообще сидел, как вторая кожа, был по своему обыкновению красив, мрачен и неприкаян: Председатель Ли, который обязательно навязал бы ему светское общение, пребывал в Лондоне, а сами по себе присутствовавшие Му Кёля нисколько не интересовали. Кроме одного человека.
В начале приема "братья" волей-неволей были вынуждены вместе появиться перед фотографами, вызвав восхищенный стон публики: "Оmona***, какая красивая пара!". Но с этого момента прошла бездна времени, а роскошный рыже-полосатый зверь, на которого Му открыто развязал охоту, судя по всему, практиковал скрытный образ жизни.
Му Кёль чувствовал себя усталым и взвинченным, похоже, ему только и оставалось, что отчаянно надираться. Громкая музыка действовала ему на нервы, вспышки света, запахи, случайные прикосновения неимоверно раздражали, поэтому, подхватив очередной бокал с подноса, услужливо подставленного официантом (Хотя кто сказал, что мешать коньяк с шампанским - хорошая идея?), Му вышел на открытую веранду позади дома, возможно, грезить о сволочных зеленых глазах.

На улице уже стемнело, в крохотном заснеженном саду горели фонарики, было холодно и тихо, с невидимых облаков лениво падали крупные белые хлопья. И еще там кто-то был. С того места, где он находился, Му Кёль мог различить лишь смутный силуэт облокотившегося на балюстраду человека, который точно так же смотрел в сад на сыплющийся сверху снег. С неожиданным даже для самого себя облегчением он узнал своего новоявленного братца, свою неуловимую добычу - Кима Джо Иля.
Му расслабленно прислонился к надежной каменной стене за спиной - мир вокруг постепенно становился все более зыбким - отпил из своего бокала, почти не чувствуя вкуса, и небрежным тоном произнёс:
- Так вот ты где, родственничек...
- Что-о, опять?! - Ким резко обернулся на его голос. - Прроклятая семейка извращенцев!
- Ты сам этого хотел, - Му пожал плечами, стараясь не расплескать остававшуюся в бокале жидкость (Все-таки это был коньяк. Или нет?).
- Вот только не начинай! В конце-концов у тебя есть Ивон, ну и радуйся!
- Какой смысл желать то, что у меня уже есть? - Му Кёль вдруг осознал, что говорит чистую правду. Он все еще очень нежно относился к Ивону, но прежний жгучий интерес пропал. - Как странно!
- То есть?
- Очень просто. Я предпочитаю, чтобы мне оказывали сопротивление, а не лизали... м-мм, пятки.
- !..
- К тому же, твоя изысканная красота сводит меня с ума, - Му, несомненно, насмешничал, но только отчасти.
- Ха! Уж кому-кому, а тебе должно быть известно, что все это - Ким небрежным жестом обрисовал в воздухе полукружие - только и единственно заслуга пластического хирурга.
- Какая разница, кто автор? Главное, результат. Иди сюда, - Му отставил пустой бокал, шагнул было вперед, протянув руку, но внезапно прижал пальцы к виску, покачнулся и медленно сполз вниз по стенке.
Ким, менее всего ожидавший подобного развития событий, буквально проглотил готовую сорваться с языка колкость. Он нехотя приблизился к Му Кёлю, встал на одно колено, аккуратно пощупал пульс на шее Му, поморщился - живой! - и задумчиво произнёс в пространство:
- Ты да-аже не представляешь, какой это соблазн, оставить тебя здесь до утра...
Ким на минуту представил себе радужную картину вероятного будущего: несчастный случай с Му Кёлем, судебный вердикт: гибель от естественных причин (что может быть естественнее для пьяного, чем замерзнуть в сугробе?) и Grand Prix: корпорация S&M по справедливости отходит к единственному наследнику.
Он тяжело вздохнул, привел бесчувственное тело в вертикальное положение и с Му, повисшим на его плече, отправился в тернистый путь, параллельно произнося про себя длинный и абсолютно нецензурный монолог, сводящийся всего к двум пунктам:
1. За какие его, Кима, грехи этот извращенец оказался еще и алкоголиком?
2. С каких пор идиотизм так же заразен, как и птичий грипп?
Являться в подобном виде на глаза избранного общества категорически не рекомендовалось, поэтому Ким, исходя из принципа меньшего зла, избрал своей целью первую же встреченную им светскую репортершу. В обмен на обещание эксклюзивного интервью здесь и сейчас, он перегрузил Му на сопровождавшего девицу оператора, подхватил ее под локоть и на долгом кружном маршруте к автостоянке поведал такие секреты семьи Ли, что назавтра не только в Сеуле, но и в Лондоне кое-кому была гарантирована жуткая головная боль, причем не только в прямом смысле этого слова.
Дело кончилось тем, что Му общими усилиями водрузили на пассажирское сиденье джипа, но Ким, уже сидя за рулем, еще некоторое время размышлял, куда девать это неожиданно свалившееся на его голову сокровище: отель по понятным причинам отпадал, а где оно нынче обитает, он понятия не имел. Впрочем, было очевидно, что выбора у него все равно нет: не выбрасывать же, в самом деле, в Ханган?
По дороге Му Кёль пришел в себя, но ему было настолько плохо, что Киму пришлось еще трижды останавливать машину: Му рвало, что называется, у каждого столба. В конце-концов Ким все же дотащил его до своей собственной квартиры-студии и сразу же с порога отволок прямиком под душ, после чего у Му Кёля прояснилось в голове в достаточной степени, чтобы можно было скормить ему двойную дозу антидота. В придачу Му начало знобить - все прелести интоксикации были налицо - и Киму пришлось уложить его в кровать, навалить сверху все имеющиеся в доме одеяла и еще полночи сидеть с ним рядом.
- З-знаешь, я не могу... не могу болеть в одиночестве. Еще когда я жил на улице, сильно простыл, забился в какую-то дыру... до меня никому не было дела, и мне все время казалось, что я там и умру, и меня найдут только через много месяцев, объеденного крысами... - В таком состоянии, слабый как котенок, Му Кёль даже отчасти походил на человека.
Ким обречённо вздохнул.
- ... Это было давно, и ты не умер. Давай, я лучше расскажу тебе другую историю, с хорошим концом. Итак, "среди общественных зданий в некоем городе находилось здание, издавна встречавшееся почти во всех городах, больших и малых, а именно - работный дом. И в этом работном доме родился ребенок"...

День второй

Му Кёль проснулся от того, что яркое солнце светило ему прямо в глаза. Он все еще чувствовал себя довольно странно: головная боль прошла, но воспоминания о ней запечатлелись где-то на краю сознания, как будто стоит сделать одно неверное движение, и она мгновенно вернется. К тому же, обстановка вокруг была ему совершенно незнакома. Му попытался собрать воедино разрозненные воспоминания о прошедшей ночи: светское мероприятие, которого он не мог избежать, неуклюжая попытка объяснения в любви на заснеженном балконе, позорное возвращение - домой? - и каким-то непостижимым образом приплетённая ко всему этому история Оливера Твиста.
Он со стоном поднялся и отправился изучать окрестности. Изучать было всего ничего: помимо спальни, очевидно, служившей одновременно рабочим кабинетом - в наличии имелись полуразобранный комп, задвинутый под стол, гирлянда проводов вдоль стены, сверху на столе навалена груда дисков, журналов и прочего рекламного глянца - в крохотной студии была только кухня, где на полу**** обнаружился спящий Ким.
Разметавшиеся пряди темных волос, совершенные черты лица, длиннющие ресницы... На безупречной скуле крохотный шрамик - то ли отголосок минувшего, то ли автограф пластического хирурга - устоять невозможно. К чести Му, он промедлил почти минуту. Потом решительно опустился на колени, навис над желанной добычей, легко провел языком по сомкнутым губам Кима и скользнул ниже.
- М-мм... Отстань! - Ким сделал попытку плотнее завернуться в одеяло. - Дай поспать!.. К-какого черта!?
- Будешь дергаться - укушу! - совершенно серьезно предупредил Му Кёль.
- Маньяк, умалишенный!! - Окончательно проснувшийся Ким в бессильной ярости сжал кулаки. - Как ты?!...
- Чем выше любовь, тем ниже поцелуи, - процитировал Му, на мгновение отвлекшись от захватывающего процесса доведения Кима до белого каления.
Через несколько божественных минут все было кончено. - А-а-ахх!! - Му Кёль, предусмотрительно перехватив руки Кима, собрался было продолжить обычными поцелуями, но Ким вдруг резко дернул правой рукой на себя, вгляделся в циферблат неизменных часов на запястье Му, и его зеленые глаза расширились от ужаса. С неожиданной силой оттолкнув опешившего Му Кёля, он подскочил, как ужаленный:
- Мать честная! Через два часа у меня самолет в Инчхоне*****!
Перемежая свои действия проклятиями, Ким ринулся в ванную, чтобы через пять минут выскочить оттуда в одном полотенце и с мокрыми волосами. К сожалению для Му, эта суперэротичная картинка была буквально смазана от того, с какой скоростью Ким метался по квартире. Он лихорадочно пытался натянуть на себя всю одежду сразу, одновременно запихивая документы и вещи в сумку, и все это, путаясь в проводе от фена, причем о существовании Му Кёля он похоже, напрочь позабыл. Еще через несколько мгновений Ким вылетел из дома, напоследок швырнув на стол ключи со словами "делай, что хочешь!".
От досады Му до боли прикусил нижнюю губу. Он мог представить себе любую реакцию: от истерики до мордобоя включительно, но не такое безразличное небрежение. В любом случае, оставаться здесь дольше смысла не было - всего лишь чужое жилище совершенно чужого человека. Насмехаясь над самим собой, он пожал плечами: это была неудачная охота, и она закончилась полным провалом. Пора было возвращаться к рутине своей собственной жизни.
Му Кёль не спеша привел себя в порядок, еще немного помедлил на пороге, наконец, с силой захлопнул дверь и вызвал лифт.
Еще через минуту двери шахты разъехались, Му шагнул внутрь и бездумно нажал кнопку первого этажа. Кабина тронулась с места. На мгновение он почувствовал такое сильное головокружение, что невольно закрыл глаза, и тотчас же перед его мысленным взором возникла до невероятия четкая картина: штормовое море, ночь, из разрыва в облаках вываливается пассажирский авиалайнер со светящимися иллюминаторами, рушится вниз, и его захлестывают волны... Потом раздался мелодичный звонок, лифт остановился, и видение исчезло. Му Кёль прижался лбом к стенке кабины. Что за черт? Что это было: галлюцинация, последствия перепоя или предвидение?
От остроты ощущений его прошиб холодный пот. Не замечая ничего вокруг, Му Кёль вышел из здания и остановился, не зная, что предпринять. Привычным жестом он взъерошил волосы: по-хорошему, ему следовало бы отправиться домой и завалиться спать, но ум его уже включился в гонку, в автономном режиме рассчитывая план действий. Первым делом надо было вернуться к генерал-губернаторскому дворцу, чтобы забрать со стоянки феррари. Не тратя времени на дальнейшие размышления, Му перемахнул через дорожное ограждение и через две полосы движения бросился к свободному такси. Еще полчаса нервотрепки ушло на то, чтобы добраться до места, поставить на уши охрану и вылететь со стоянки прочь. Выбравшись, наконец, из города, за те же полчаса он преодолел отрезок трассы до аэропорта, побив личный рекорд и обеспечив дорожный патруль штрафами на год вперед.
Бросив машину прямо на аппарели у входа в пассажирский терминал, Му Кёль ворвался в зал и ринулся к информационному табло. Он понятия не имел, каким рейсом должен был лететь Ким, но из ближайших по времени только тайваньский проходил над морем. Решив, что даже в безумии следует придерживаться логики, Му рванул к стойкам паспортного контроля на соответствующем выходе, игнорируя движущиеся пешеходные дорожки. Уже за границей режимной зоны он разглядел высокий силуэт Кима, и совершенно не представляя себе, что же он будет делать дальше, бросился к тому, расталкивая пассажиров и не обращая внимания на ошалевших пограничников.
Догнав Кима, он схватил его за руку, резко развернул к себе, и ощущая полную пустоту в голове, будучи не в силах придумать ничего лучшего, обнял и принялся грубо и жестко целовать на глазах у изумленной толпы, под свист, смешки, подбадривающие выкрики и вспышки фотокамер мобильных телефонов. Остолбеневший от неожиданности Ким не сразу сообразил, что происходит, и промедлил несколько мгновений, прежде чем начать яростно отдирать от себя Му, что еще больше раззадорило публику. Ему все же удалось вырваться, и он в гневе оттолкнул Му Кёля, одновременно занося кулак для решающего удара. Му, которого Ким двинул с нешуточной силой, отлетел на пару метров и врезался в колонну. В то же самое время на перехват нарушителя границы бросились несколько полицейских, одному из которых, неудачно оказавшемуся на линии удара, не успевший вовремя среагировать Ким как раз и врезал в челюсть. Зафиксировав нападение на человека в форме, к Киму со всех сторон ринулись сотрудники службы безопасности аэропорта. Первую волну нападавших он расшвырял, но вторая волна сокрушила его самого.
Му Кёль, про которого в пылу схватки все как-то подзабыли, совершенно неожиданно для себя оказался в положении стороннего наблюдателя. Он с изумлением и даже некоторым злорадством наблюдал за неравной борьбой, которая, как и следовало ожидать, завершилась тем, что Кима скрутили, надели на него наручники и выволокли вон: все еще вырывающегося и давящегося нечленораздельными ругательствами. По крайней мере, теперь можно было быть уверенным в том, что в ближайшее время никто никуда не полетит.
Демонстрируя высшую степень лояльности, Му Кёль позволил препроводить себя в офис полицейского комиссара, где без возражений подписал протокол об административном правонарушении, отказался от медицинской помощи и был отпущен на все четыре стороны. Ему ничего больше не оставалось, как забрать брошенную у входа в терминал феррари, успевшую к тому времени украситься штрафными квитанциями не хуже рождественской елки, и вернуться в Сеул. За неимением лучшего, Му Кёль направился прямиком в штаб-квартиру S&M. Он так злобно рыкнул в ответ на невинное замечание о погоде, которое некстати сделал встретившийся ему в вестибюле Санг Тэ, что тот поспешно ретировался в офис, где и сообщил всем заинтересованным лицам, что по всем признакам, их боссу опять не повезло в любви.
В кабинете Му Кёля уже дожидался глава юридического отдела корпорации с сообщением о беспрецедентном аресте члена семьи. Му, который в глубине души был совершенно уверен, что на данный момент освободившийся Ким ничем не лучше акулы-убийцы, решил про себя, что пусть тот пока немного поостынет в тюрьме, заодно целее будет. Так что действующий Председатель совета директоров (и по совместительству и.о. главы семьи) распорядился ничего не предпринимать, вплоть до особых указаний, чем привел юриста в состояние полного замешательства, поскольку арест Кима мгновенно стал топ-поп-новостью, а скандальные аэропортовские фото успели заполонить блогосферу.
После этого не следовало удивляться, что вернувшийся с работы поздно вечером Ивон, не говоря ни слова, сразу же принялся собирать вещи. Му Кёль, который и так пребывал в разобранном состоянии, был абсолютно не способен на еще одно бурное выяснение отношений, чего возможно, втайне ожидал от него Ивон. - Проходить все то же самое в четвертый раз за два года?! - Му Кёлю даже думать об этом было тошно. Впервые за все время их отношений он смотрел на своего любовника с холодной отстраненностью и думал о том, что же могло так отчаянно притянуть их друг к другу, как вообще получилось, что он бесконечно долго сходил с ума по этому достаточно заурядному парню? Болезненно обострившееся восприятие подсказывало ему, что Ивон, должно быть, подсознательно испытывает те же чувства, что и он сам: сожаление и одновременно чудовищное облегчение. Они так и расстались: формально вежливо, отделавшись ничего не значащими общими фразами.
Остаток ночи Му Кёль просидел без сна, наедине с сигаретами и равнодушно мерцающими звездами на холодном и ясном зимнем небе. Он отчетливо понимал, что одна страница его жизни была только что окончательно перевернута, а другая казалась пугающе чистой и безнадежно пустой. Постепенно его охватывало чувство горького разочарования от всего произошедшего: ему казалось, что в его жизни уже никогда не случится ничего хорошего.

День третий

Целые сутки, последовавшие за известными событиями, Ким провел в одиночной камере предварительного заключения как особо опасный преступник и чуть ли не террорист-смертник. Впрочем, к середине следующего дня он уже взял себя в руки настолько, что cмог думать о чем-то еще, помимо нескольких десятков разнообразных казней, которым он подвергнет Му, как только (и если) выйдет отсюда. Так что адвокат из модельного агентства, которого наконец-то допустили к его подопечному, застал вполне вменяемого, хладнокровного человека, а не полубезумного психопата, чего он втайне немного опасался. Поэтому он сразу же расставил все точки над "i":
- Ваше поведение недопустимо. О чем вы вообще думали? Один срыв тайваньского контракта со всеми неустойками обойдется нам в несколько сотен миллионов вон! - адвокат перевел дух и продолжил уже совсем другим тоном: Теперь о деле. Господин Ким, должен признать, запись вашего сражения в аэропорту имеет бешеный успех у публики. Ролик под условным названием "Любовь и война" за сутки пересмотрели более миллиона пользователей U-tube. В Гонконге и материковом Китае он обеспечил вам невероятный всплеск популярности. Нас буквально завалили предложениями о съемках. На днях мы планируем радикально переписать ваш текущий график, э-ээ, и контракт, разумеется, тоже. Ах, да, денежный залог агентством уже внесен, недоразумение с полицией будет улажено в ближайшее время, так что с этого момента вы абсолютно свободны. Сегодня отдыхайте, а завтра с утра добро пожаловать в главный офис! - адвокат лучезарно улыбался и еще долго тряс руку лишившемуся дара речи Киму.

По окончании мучительно длинного и совершенно бессмысленно прожитого дня (и как он подозревал, всего лишь первого в череде ему подобных), Му Кёль скрашивал свой досуг, бездумно переключая каналы на ТВ-панели в пустой гостиной на втором этаже своего пустого дома. Внезапно снизу раздался жуткий грохот, сопровождающийся звоном разбитого стекла. - Грабители? - В его нынешнем состоянии Му думал о перспективе столкновения с кем-то подобным едва ли не с нежностью.
Ему не пришлось долго гадать, в чем там было дело. Му Кёль только-только успел вскочить на ноги, как в комнату ворвался Ким Джо Иль, оборванный, со свежей кровью на разбитых руках и злющий, как все цепные псы ада. Не тратя лишних слов, он бросился на Му с очевидной целью прикончить мерзавца на месте. Мгновенно завязалась безобразная драка. Еще через пять минут все было кончено.
Сидя верхом на Киме, Му Кёль заломил ему руки за голову и прижимая их к полу насмешливо произнес:
- Видишь ли, ничего не меняется. Я по-прежнему сильнее!
Ким еще пару раз безуспешно дернулся и ненавидяще прошипел прямо в лицо Му Кёлю:
- И что теперь?
- Ты не догадываешься?
- ...После этого тебе придется меня убить, а потом еще долго и нудно прятать труп!
- Угу, в лесу. И не надейся: некрофилия не мой профиль. М-мм... Даже не знаю, что мне нравится больше: твое упрямство или твоя красота, - промурлыкал Му, переходя непосредственно к объятиям, поцелуям и домогательствам. - Кстати, если Ким твое настоящее имя, мы не могли пересечься раньше, давным-давно? - Му Кёлю ребячески хотелось чудесного подтверждения своего нового необъяснимого увлечения.
- Еще не хватало, - искренне возмутился Ким. - Никаких мелодраматических совпадений и встреч через 20 лет! Включи, наконец, мозги: в Сеуле 25 миллионов населения, и каждый пятый мальчишка на улице носит фамилию Ким.
- ...Но только у тебя зеленые глаза. Мне нравится!
- У всех потомков Чингиз-хана такие, - Ким воспользовался моментом, чтобы снова начать яростно вырываться. Да только хватка у Му была железной, и некоторое время спустя Ким окончательно сдался:
- Отпусти, руки затекли.
Высвободившись и растирая запястья, он устало произнес:
- ОК, ладно. Пусть будет, как ты хочешь. Но! За это я получу все твои деньги, включая наследство Ли и полный контроль над S&M!
Боже! Что я несу! - Ким не верил собственным ушам. Тем не менее, он взял себя в руки и криво усмехнувшись, добавил:
- Идет?
Не рассчитывавший на такой поворот событий, Му Кёль растерялся, и задал совсем уж нелепый вопрос:
- Неужели ты готов... за плату?
- А в чем проблема? Любому из нас за деньги приходилось делать вещи и пострашнее, - Ким пожал плечами, как будто речь шла о предмете, само собой разумеющемся. - Уверен, нет нужды тебе об этом напоминать.
Так или иначе, он ни на миг не сомневался, что Му и в страшном сне не могла бы присниться подобная сделка, особенно после недвусмысленного намека на грязную историю с Ли. Вот только Киму в самом деле опостылела вся эта возня, и все еще сидя на полу на расстоянии вытянутой руки от Му Кёля, но мысленно пребывая уже очень далеко отсюда, он зачем-то добавил то, чего никогда прежде не позволил бы себе произнести вслух:
- Мне доводилось заниматься кое-чем и похуже. Например, выбрасывать на улицу семью из пяти голодных ртов, чтобы на вырученные деньги босс купил новую тачку своему любовнику.
Неприкрытая горечь этих слов неожиданно больно задела Му Кёля.
- ...Т-ты действительно тот самый Ким?
- Нет, я реинкарнация будды Амитабха, - Ким презрительно скривил рот.
Он с трудом поднялся на ноги, решительно выбрасывая из головы Му Кёля вкупе с его притязаниями. Адреналиновый шок почти исчерпал себя, и на него наваливалась неизбежная усталость. Последние двое суток, проведенные без еды и без сна, давали о себе знать. Картинка перед глазами начала дрожать, расплываться, раздваиваться. На месте Му ему теперь почему-то мерещилась прехорошенькая девица с растрепанными волосами и капризно оттопыренной нижней губой. К тому же, страшно обиженная и несчастная. Ким рассеянно потер лоб: с ним творилось что-то совсем уж странное. Какое-то полувоспоминание, полунаваждение заставило его повторить давно сказанные слова:
- Не расстраивайся... "Твоя красота действительно заставляет мое сердце биться сильнее", - Ким помедлил, пытаясь собраться с мыслями, но это было совершенно безнадежной затеей. - Ох, к черту деньги! Ты можешь получить все, что захочешь, просто взмахнув ресницами.
Кошмар, в каком сериале можно было подцепить эту пошлую фразу? - подумал кто-то, сохранивший жалкие остатки трезвости, в его собственной голове. Но это уже не имело значения. Вообще, ничего не имело значения, кроме прекрасной и очень расстроенной девушки, отчаянно нуждавшейся в утешении. Вот же она, прямо перед ним. Ким наклонился к недоумевающему Му Кёлю, провел, едва касаясь, кончиками пальцев по высокой скуле и легонечко поцеловал в полуоткрытый рот.
Му оказался абсолютно не готов к подобной перемене. Странно пустой взгляд Кима, его сумбурная речь и невозможный, обжигающий поцелуй - это было слишком стремительно, слишком непредсказуемо, а потом все окружающее для него надолго перестало существовать вообще: все, кроме его собственных ощущений.
Гораздо позднее Му Кёль осознал, что это было именно то, что когда-то пытался втолковать ему Ли: "...представляется в виде змея Кундалини, свернувшегося кольцом в нижней части позвоночного столба. Пробудившийся в результате тантрических практик, он распрямляется, как молния, проходя через различные сплетения тела, и достигает третьего глаза Шивы. И тогда, согласно доктрине, человек обретает чувство вечности".
Оглушенный и задыхающийся, Му зажмурился от непереносимой остроты переживаемого момента и внезапно почувствовал горячую каплю, скатившуюся по его щеке. - Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда! - Он уже сто лет не плакал, и совершенно точно - никогда во время секса. Ничего подобного он не испытывал ни с одним из своих партнеров, ни разу в жизни. Наконец-то он понял, к чему подсознательно стремился все эти годы, почему никак не мог достичь полного удовлетворения...
Когда все закончилось, Ким вырубился практически сразу. Му Кёль отстал от него ровно на то мгновение, которое потребовалось, чтобы стянуть с софы покрывало из шкуры какого-то зверя и укрыть их обоих. Его еще хватило на то, чтобы вспомнить: в декабре и с раскуроченной входной дверью никакое напольное отопление к утру не спасет их от холода.

День четвертый

Утро настало морозное, сверкающее снежным блеском в лучах зимнего солнца за окном. Окончательно проснувшийся Му чувствовал себя подобно сытой тигрице в джунглях, которая вволю охотится, убивает, а потом ластится и мурлычет. С кроличьей диетой отныне было покончено. В конце-концов он все же получил то, чего желал. Довольный и умиротворенный, Му Кёль лениво размышлял о том, сколько времени напрасно потерял с Ивоном, но эта тема ему быстро наскучила. Кто бы мог подумать, что секс с человеком, который с самого начала был его смертельным врагом, чуть было не отправил на тот свет, а потом столь откровенно им пренебрегал, способен вознести на такую высоту? Но теперь Му был полон решимости раз и навсегда наложить лапу на свою последнюю добычу.
Он внимательно всмотрелся в спящего Кима. Сон его был так глубок, что за всю ночь он даже не шелохнулся и не сменил позы. В итоге, Му не смог отказать себе в удовольствии поближе рассмотреть эту доставшуюся ему таким причудливым способом совершенную красоту. Он осторожно потянул шкуру неизвестного зверя на себя. Спину Кима, идеальной формы, украшал рисунок в виде дракона, стремящегося с плеч вниз, к талии и дальше, где располагалась оскалившаяся пасть. Му Кёль вздохнул: сколько он ни упрашивал Ли, старик оставался непреклонен - никакой, даже микроскопической татуировки ему так и не позволено было сделать******. Что ж, зато теперь он может наслаждаться этим произведением искусства, сколько заблагорассудится. Му Кёль совершенно не помнил в подробностях, как выглядел прежний Ким, но ему было откровенно все равно. Похоже, он окончательно и бесповоротно потерял рассудок.

Приняв душ, Му Кёль направился на кухню. Энергия буквально пронизывала его, настолько, что даже привычная сигарета теперь не казалась такой уж необходимой. Тем не менее, следовало позаботиться хотя бы о хлебе насущном (Откуда только всплыло это идиотское выражение? - Все же приютское воспитание иногда давало о себе знать в самых непредвиденных местах). Распахнув дверцу холодильника, Му с отвращением уставился на запасы полуфабрикатов, сделанные хозяйственным Ивоном. Холодильник буквально ломился, но есть при этом было абсолютно нечего. Разве что спихнуть провиант домработнице, которую еще следовало нанять - Му Кёль стремительно возвращался к нормальному образу жизни, и в этом аспекте тоже, и это было чертовски приятно.
Он как раз изучал на "таблетке" гугл-карту в поисках ближайшего ресторана, откуда можно было бы заказать еду, когда в дверном проеме показался Ким: полностью одетый, но с мокрыми волосами. Вид у него был мрачный, независимый и одновременно страшно неуверенный в себе. Му старательно прикусил язычок: точно с таким же выражением на морде он когда-то видел кота, кравшегося через двор с зажатой в зубах птичкой, которую тому строго-настрого было запрещено ловить. Но даже улыбки он не мог себе сейчас позволить: в отличие от Ивона, с которым Му Кёль особо не церемонился, с Кимом ему хотелось быть нежным, как шелк, чтобы ненароком не вызвать отвращения, не испугать (что само по себе звучало довольно смешно). А если честно, впервые в жизни он отчаянно хотел соблазнить кого-то, и его самого это немного пугало, но одновременно волшебным образом кружило голову.
Тем временем Ким, стараясь не смотреть на Му, решительно сжал губы, вздернул подбородок и прошел в кухню. Не спрашивая разрешения у хозяина дома, он протянул руку, снял с полки огромную декоративную кружку, затем достал оттуда же банку растворимого кофе (Ничего себе, откуда оно тут вообще взялось? - Неужели Ивон, из экономии!?), не глядя сыпанул содержимое в кружку, потом добавил туда же немеряное количество сахара и залил все это кипятком. Му со священным ужасом наблюдал за его манипуляциями, мысль о том, что это - кофе? - вообще можно пить, не укладывалась у него в голове. В конце-концов Ким устроился за столом напротив Му Кёля, сгорбившись и обхватив кружку обеими руками, то ли пытаясь согреться, то ли стараясь оттянуть неизбежный момент объяснения.
Его поза невольно напомнила Му эпизод из собственного голодного и холодного детства, когда он шатался по улицам и наверное, все бы отдал за такую вот горячую кружку. Он почти устыдился собственных мыслей, припомнив слова, небрежно брошенные Сан Чхолем в адрес Кима: "сирота, отбросы общества"... И чтобы преодолеть возникшую неловкость и просто чтобы перенаправить внимание на какую-нибудь нейтральную тему, Му Кёль нажал на кнопку удачно подвернувшегося под руку пульта от ТВ-панели, которая занимала почти все свободное пространство на противоположной стене.
Автоматически включился 24-часовый новостийный канал, и одновременно с бегущей внизу экрана красной строкой "Breaking news" в натянутую тишину дома ворвался взволнованный голос дикторши:
- ...связь с которым была потеряна сегодня ночью. Штормовая погода в районе бедствия не позволяет проводить спасательные работы. Судьба пассажиров и членов экипажа Боинга-380 рейса NNN компании Korean Air "Тайбей-Сеул" остается неизвестной".

Очень медленно Ким встает, идет к своей кожаной куртке, со вчерашнего дня валяющейся на полу в холле, достает из внутреннего кармана неиспользованный обратный билет на самолет, долго смотрит на номер рейса и дату. Так же медленно он возвращается на кухню. Зеленые глаза встречаются взглядом с сине-фиолетовыми, и уже больше не отрываются друг от друга.

*
Надежда умирает последней,
Но я её по крови наследник.
Надежда умирает последней,
Сметая все мосты за собой.
Надежда умирает последней,
Но за удачей рвёмся по следу,
Бокалы бьём вдвоём напоследок
Спасёт в который раз нас любовь.*******



_________

* В настоящее время этого здания не существует, я знаю)))

** Примерно так:



*** Omona - Oh My Gosh (Koglish).

**** В Корее традиционно используется напольное отопление.

***** Инчхон - международный аэропорт в 70 км от Сеула.

****** До недавнего времени в Корее татуировки ассоциировались исключительно с членами преступных группировок. Более того, татуировка более 2/3 площади тела до сих пор служит основанием для освобождения от призыва в регулярную армию (возможна только альтернативная служба).

******* автор - Олег Газманов.



NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm
запись создана: 14.12.2010 в 10:31

@темы: фанфик, Yoo Ha Jin, Totally Captivated

16:15 

Кошка, которой нет
СТЁБНЫЙ ПЕРЕСКАЗ Totally Captivated: Last Episode

Предупреждение 1: Спойлеры
Предупреждение 2: Автор относится к персонажам манхвы безо всякого пиитета. Со всеми вытекающими)))

В процессе перевода Last Episode (LE) мне все время хотелось добавить что-нибудь от себя. Чуть ли не каждый второй кадр вызывал желание сказать гадость))) В итоге я пришла к выводу, что бороться со своими желаниями бесполезно, и вуаля:

ТС: Самая последняя глава. Краткий пересказ с комментариями

Часть 1

История начинается с того, что Ивон возращается домой с работы, поздним зимним вечером, в собачий холод. - Это очень драматичная завязка, но почему бы его любовнику попросту не оторвать свой зад от дивана не заехать за ним на своем шикарном мерине? Нет ответа...

Далее Ивону звонит его полусумасшедшая мамаша и сообщает, что папа умер, и Ивон просто обязан позаботиться о своей младшей сестре. Как потом оказалось, временно. Ивон мгновенно впадает в депрессию и погружается в длинные маловразумительные рассуждения на тему "я жалкая, ничтожная личность". - Далее по тексту LE он повторяет эту мысль многократно. Я буквально сбилась со счета. И знаете, я ему верю. Такого безвольного, слабохарактерного и забитого персонажа, каким стал Ивон после всех испытаний додзей, еще поискать.

Дома Ивон с разбегу кидается на шею Му - от холода и расстроенных чувств - но Му Кёль, все всегда, истолковывает это одним-единственным способом. Секс. В процессе Ивон, как настоящая женщина, размышляет о своих проблемах, и потолок неплохо бы побелить. За что и получает по голове (в буквальном смысле), чтобы не отлынивал. "Я жалкая, ничтожная личность" - думает Ивон на стр 17. И повторяет то же самое на стр. 18, видимо, для особо тупых.

Ах да, Му Кёль, оказывается, хочет ребёночка. Точнее, девочку похожую на Ивона. Вместо того, чтобы обрадоваться, Ивон начинает плести чушь насчет того, что "как только она тебя увидит, сразу выплюнет пустышку влюбится в тебя и никогда не выйдет замуж". - Увы, шикарный намек на инцест был в дальнейшем решительно похоронен. Наверное, у толерантности тоже есть свои пределы. Но как мы увидим во второй части, эти пределы лежат далеко за пределами здравого смысла, прошу прощения за тавтологию.

Итак, Ивон заявляется на похороны и встречает девочку, которая выражает свою скорбь неумеренным потреблением безалкогольных напитков. Сомнений нет - у них вся семья чокнутая - это его сестра. И он спешит осчастливить Му: "Можно, моя мама сестра пока поживет с нами?" Му Кёль, будучи не первый день женат, понимает, что возражать - себе дороже, и они отправляются за Ивоновой сестрой. По дороге Ивон размышляет: "Я жалкая, ничтожная...", ну, дальше вы знаете.

"Что за черт, - думает Му, - они же совсем не похожи!" - Еще одно мыслительное усилие, и он догадается, что блондинистых корейцев не бывает, а Ивон банально красит волосы. Уфф, пронесло.

Девочка ростом 132 см пугается почти двухметрового Му Кёля. - Чего? 132 см в 14 лет? Ее небось, одной квашеной капустой кимчхи кормили. Единственным разумным объяснением может служить предположение, что изначально ребенок планировался лет 11-ти, но потом на скорую руку все переиграли, иначе вышло бы совсем уж непристойно.

Ивон, на которого свалилась ответственность за ребенка, вспоминает доктора Спока все, что успел прочитать на данную тему, и первым делом запрещает Му курить в ее присутствии. О том, что Му Кёль семимильными шагами сам движется к раку легких, он как-то не задумывается.

Появление девчонки в доме оправдывает худшие ожидания. Во-первых, никакой благодарности она не испытывает. Отдельная комната, новые игрушки, i-pad, безлимитный интернет ее не впечатляют. Зато она обзывает Му "дядькой" и с места в карьер заявляет, что он ей не нравится. Звезда в шоке. - А чего вы хотели от семейки извращенцев: папа - педофил, мама - псих, брат - гей. Что может вырасти из младшей сестры при таком раскладе? - Яойщица, лесбиянка, среднестатистический юзер дайри.ру.

Единственное, что по-настоящему волнует На Бин (так eе зовут), - это почему двое парней живут вместе и спят в одной комнате. - Девочка явно мнит себя наследницей Абрамовича Рокфеллера. Простая мысль о том, что у большинства людей в доме может попросту не оказаться лишней гостевой комнаты, а некоторые и вовсе снимают жилье вскладчину, ей в голову не приходит.

Му Кёль сразу же пытается расставить точки над "i", но Ивон все еще чего-то стесняется. (Как оказалось впоследствии, совершенно зря). Поэтому сексом наша парочка не занимается, ограничиваясь одними поцелуями. "Я тебя люблю", - говорит Му. "Я жалкая, ничтожная личность", - приходит к выводу Ивон.

Поутру Ивон мечется по дому как безумный, собирая ребенка в школу - Ей не семь лет, тупица, а все четырнадцать! - Му злится от недостатка внимания. Как оказалось, за время жизни с Ивоном он отучился самостоятельно завязывать галстуки! Ивону приходится нивелировать его неудовольствие обычным способом. Первым делом он заявляет, что в отличие от некоторых никогда не сомневался, "кто на свете всех милее, всех румяней и белее", а потом подкрепляет свои слова действиями. - Как заметили в ЖЖ-ном собществе, мы наконец-то получили возможность рассмотреть в подробностях лучшую часть Му Кёля. И Ивона тоже, но кому это интересно?

Следующий за этим эпизод в офисе построен на непереводимой игре слов. Дело в том, что в корейском языке отсутствует понятие рода. Сответственно, все сотрудницы Ивона уверены, что у него не любовник, а любовница, поскольку он даже в пьяном виде не способен выболтать свою страшную тайну, просто по определению. В любом случае, решающим фактором в их глазах оказывается наличие у его бой-герл-френда 200-тысячедолларового мерса. - Деньги правят миром. С природой не поспоришь!

И вот на Сеул снова опускается вечер. Му запаздывает, и На Бин пользуется моментом, чтобы окончательно прояснить интересующий ее вопрос. Причем, как оказалось, Му Кёль уже практически ничего не оставил на долю ее вображения, но Ивон не был бы Ивоном - Как таких идиотов земля носит? - и он завершает свою часть объяснений ошеломляющим заявлением: "Если бы это было возможно, я хотел бы, чтобы ты посмотрела, как это происходит". - Я долго билась над переводом этой фразы. Представить себе, что она означает именно то, что означает, я не могла и в горячечном бреду.

Ивон и Му Кёль в равной степени страдают от отсутствия здорового секса. Поэтому Му отправляется в загул по злачным местам на корпоратив, а Ивон донимает его телефонными звонками. Дальше все развивается по схеме "барышня легли и просят". Небольшие коррективы в его, в остальном безукоризненный план, вносит тот неприятный факт, что Му к моменту возвращения домой лыка не вяжет и на ногах не стоит. Но как оказалось, вопреки всем законам, по которым функционирует человеческий организм...

(Продолжение следует)



NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm

@темы: Totally Captivated, Last Episode, Yoo Ha Jin, фанфик

13:39 

Кошка, которой нет
ПОСЛЕДНИЙ ДРАББЛ

Отдаю долги

Фандом: "Видоискатель"
Пейринг: Асами/Акихито
Жанр: Драма, ангст
Рейтинг: Таких чисел еще не придумали)))
Предупреждение: Людям со слабыми нервами лучше не читать
Дисклеймер 1: Персонажи позаимствованы у Яманэ Аяно и в медицинской энциклопедии
Дисклеймер 2: Судьба Асами тоже списана (с депутата Верховной Рады Виктора Уколова, замешанного в "педофильском скандале")

Абсолютно правдивая история

читать дальше



NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm

@темы: фанфик, Видоискатель, Аяно Яманэ

14:45 

Кошка, которой нет
ДАТА

Ровно год назад у меня лопнуло терпение )))))))
С той поры много воды утекло, я потратила еще кучу нервов, стала, надеюсь, чуть умнее и в который раз убедилась в великой мудрости царя Соломона: "Все проходит. И это тоже пройдет".
Теперь многие вещи меня больше не волнуют (почти))) и просто, чтобы закрыть тему, я поднимаю эту запись. Как дань ностальгии по безвозвратно ушедшему, не более того...


НАДЕЖДА УМИРАЕТ ПОСЛЕДНЕЙ. Пятый фик по Totally Captivated

Жанр: Юмор, романс, драма
Пейринг: все со всеми... почти )))))
Рейтинг: R
Предупреждение: ООС, АИ
Дисклеймер: Все права на персонажей принадлежат Ю Ха Джин, крошечный фрагмент одной сцены - Юлиану Семенову))), пара строчек - Джорджетт Хейер
Источник вдохновения: австралийское мыло "Возвращение в Эдем";

Действие происходит через полтора года после окончания основной серии

Надежда умирает последней. Фарс в двух частях с прологом и эпилогом

Пролог

Место действия - ночной клуб где-то на Итхэвоне. Полумрак, грохот музыки, за стойкой почти в самом её конце расположились двое: элегантный блондин в строгом деловом костюме и второй - больше всего похожий на звезду кей-попа - чёрная кожа, металл и длинные волосы, частично занавешивающие лицо.
- Как вы, шеф? - это блондин.
- Омерзительно. Бл.., курить хочется до невозможности... И какой ублюдок соорудил это стойло? Колени, мать их, девать некуда!
Блондин осторожно косится на длинногого красавца рядом с собой:
- Вас теперь и не узнать совсем, разве что по росту.
- Учитывая, сколько с меня содрали в клинике, я вообще должен был бы сверкать, как "Звезда Африки"*!
- Но шеф, вы и в самом деле...
"Звезда" небрежно отмахивается:
- Оставь свои комплименты при себе. Ты подготовил отчёт?
- Да. - крохотная флэшка скользит по стойке. - Здесь материалы за последние два года. Это всё чрезвычайно сложно. Вы же знаете, теперь он возглавляет S&M...
- Я в курсе. Ты мне лучше скажи, он всё так же интересуется мальчиками?
- Д-да. То есть, он так и живет со своим, э-ээ...
- Отлично. Ну, за стабильность!

Часть 1. Флафф

История начинается в обеденный перерыв в фойе суперсовременного офисного здания в деловом центре Сеула.
Из-за того, что Ивону в очередной раз не удалось выспаться, он провёл все утро пятницы в бесплодных попытках войти в рабочий ритм, окончательно увяз в финансовой статистике и смог поднять голову от компьютера, только когда его более дисциплинированных коллег и след простыл. Тоскливо размышляя о том, что он, похоже, безнадёжно оторвался от коллектива, Ивон сам не заметил, как спустился в вестибюль здания, странно пустой и гулкий для этого времени дня. Он уже подходил к дверям, когда ясно услышал непонятный металлический звон. Полуобернувшись, Ивон увидел всего в двух шагах от себя небрежно прислонившегося к колонне парня такого фантастического вида, что едва не споткнулся. Он застыл на месте, мучительно сознавая, что, как последний дурак, пялится во все глаза на этого пришельца из мира фэшн-показов, телешоу и "корейской волны"**.
Высокий (не ниже Му!), идеально сложённый, в драных дизайнерских джинсах, чудом держащихся на узких бедрах, и распахнутом парчовом жилете на голое тело (ABS!), увешанный страшным количеством разнообразных побрякушек, звенящих и шелестящих при каждом его движении. Рассудком Ивон понимал, что надо встряхнуться и идти дальше по своим унылым обеденно-офисным делам, но просто не мог сдвинуться с места. Ему казалось, что где-то на грани сознания часы отсчитывают минута за минутой, пока он уже целую вечность торчит тут, как жена Лота. А парень смотрел прямо на него невероятными глазами яблочно-зелёного цвета и не улыбался.
Потом что-то дрогнуло, по застывшей картинке словно прошла неуловимая рябь, и этот невозможный красавец, едва заметно пожав плечами, произнёс:
- Ну да, это было ограбление ювелирного магазина здесь поблизости, - как будто это была самая естественная вещь на свете.
И пока Ивон силился что-то изобразить в ответ, непринуждённо продолжил:
- На самом деле мы снимаем промо-ролик здесь внизу, на стоянке. Наш креативный директор буквально влюблён в эти ваши катакомбы. Сейчас как раз перерыв, а моя ассистентка настолько миниатюрна, что нагружать её всем этим металлоломом было бы верхом жестокости. Кстати, может, составишь мне компанию? - И, спохватившись и протягивая руку - Я Ким Джо Иль***. Можно просто Джо.
- Ч-чон Ивон. Только как вы...
- Ты. Переходим на панмаль**** и отправляемся на поиски какой-нибудь еды.
- ...Как ты пойдёшь... в этом?
- ???
- В ноябре. - Ивона постепенно охватывало странное ощущение Deja vu: полуголый парень на продуваемой всеми ветрами улице, самый красивый человек в его жизни...
- Ерунда. Давай, бегом!

Уже в кафе Джо со страдальческим видом отказался от сигареты и поморщившись, принялся изучать "натуральное" меню. Как Ивон уже успел выяснить, он был актёром и моделью, и судя по тому, что все имевшиеся в наличии девицы, как по команде, повытаскивали мобильники и принялись без зазрения совести снимать, довольно известным. Ему вдруг пришла в голову нелепая мысль, что последние пару лет он жил, как в монастыре, и совершенно оторвался от жизни. - "Причём монастырь был мужским", - Ивон не удержался и хихикнул.
Джо, прищурившись, смотрел на него или сквозь него, и Ивон ничего не мог разобрать в этих необыкновенных зелёных глазах.
- Слушай, а как ты смотришь на то, чтобы покататься на лыжах в горах, в этот уикэнд? Мне в любом случае предстоит отработать на презентации нового отеля на открытии сезона, а так мы могли бы совместить приятное с полезным. Если ты, конечно, не боишься снега, - Джо насмешливо развел руками, что должно было означать: "Тогда я пас".
Ивон растерялся. Как бы двусмысленно ни звучало для него это предложение, он не чувствовал в нём никакого сексуального подтекста. Впервые за долгое время он столкнулся с легкомысленным, чисто дружеским отношением, тёплым и одновременно небрежным, и у него перехватило горло от осознания того, как много он потерял.
- Серьёзно, а то у меня есть все шансы умереть там от скуки или быть съеденным поклонницами. Ты не можешь бросить меня на растерзание хищницам, - Джо откровенно забавлялся.
- Я, я не могу... Мне... Я должен, домой...
- Да ладно, представишь это как двухдневный корпоративный тренинг. Короче, завтра в 5 утра я жду тебя возле автовокзала NN. Тёплая одежда, ботинки и лыжи - за счёт принимающей стороны. И не вздумай опоздать, иначе мой мстительный дух будет являться тебе по ночам в кошмарных снах!

Всё оказалось проще простого. Му Кёля Ивон просто поставил перед фактом: "корпоративная культура и бла-бла", в 4.30 утра выскочил из феррари возле станции метро, чувствуя себя неблагодарной скотиной, пробежался по галерее и в 5.00 уже сидел в джипе, летящем прочь из города, оставляя позади все сомнения и угрызения совести, навстречу абсолютной свободе.
Этот уикэнд был едва ли не самым замечательным из всего, что он успел пережить за свои 24 года. С самого утра, надев цепи на колеса, они отправлялись на джипе далеко в горы и там катались на лыжах в снежной пыли, по целине, сколько душе угодно, "отрываясь" и сходя с ума, как подростки. Только по вечерам в vip-зале отеля Джо преображался: с экзотической причёской и макияжем он был неотразим... для очень богатых дам. На долю Ивона оставались комфорт, изысканная кухня и безразмерная кровать, где его никто не беспокоил.

Следующую неделю Ивон провёл, как во сне. Его выдержки хватило только до четверга, когда проклиная всё на свете, он набрал номер Джо, даже не представляя себе, что сказать. "Не бросай меня"? - Кошмар, только не это. У него уже есть любовник. Ему просто страшно не хватает друга.
Джо не сразу взял тубку, связь была какой-то странной, потом оказалось, что в Малайзии, где он сейчас снимается, проливной дождь, а вообще: "Прилетай сюда, если хочешь", а потом: "Серьёзно, я достану для тебя приглашение, тут как раз проходит саммит АТЭС*****, скажи только номер вашего факса", - и жизнь окончательно сорвалась с накатанной колеи. Через час Ивона вызвали на самый верх, и какой-то из заместителей самого главного начальника, заискивающе заглядывая ему в глаза, сообщил, что фирма "чрезвычайно гордится тем, что такой молодой, но уже зарекомендовавший себя сотрудник и бла-бла", и не успел он оглянуться, как все документы были оформлены, его запихнули в служебный минивэн, и уже из аэропорта он сообразил позвонить Му Кёлю и даже отдалённо не представляя себе последствий, скороговоркой сообщил, что через полчаса вылетает по делам фирмы в Куала-Лумпур...

Потом была Малайзия, вечер, тропики, сверкающие отражёнными огнями лужи, Джо встретил его в аэропорту и повёз куда-то на побережье, потом, уже в темноте они купались в тёплом ласковом море, потом до трёх часов ночи резались в маджонг в номере отеля, а утром, конечно же, проспали всё на свете, и Ивон имел возможность наблюдать, как полуголый Джо мечется по номеру, катастрофически опаздывая на съемку, а по его спине змеится татуировка в виде дракона...
Самое удивительное, что саммит никуда не делся, и Ивон целый день провёл в обществе финансовых хозяев половины мира, а вечером выяснилось, что в планах у Джо смокинги, театр и гастроли пекинской оперы, единственное представление для участников саммита - "видишь ли, в мои обязанности входит быть там и украшать собой интерьер" - и таким образом Ивон перезнакомился с огромным количеством людей, которым при других обстоятельствах не имел ни малейшего шанса быть представленным.
Под занавес программа саммита предусматривала экологический форум прямо в тропическом лесу, и Ивон с Джо кучу времени пробродили по запутанным дорожкам изображавшего лес парка, среди деревьев, птиц, ручьёв и цветов, и здесь, в краю вечного лета, в конце ноября до Ивона вдруг дошло, что он влюбился. Это было невероятно, немыслимо и к тому же абсолютно нелепо. Он прекрасно видел, что по сути, Джо относится к нему с той восхитительной, но ни к чему не обязывающей добротой, которая граничит с безразличием. Скорее всего, этот избалованный вниманием красавец не испытал бы ничего, кроме досады, вздумай Ивон начать лепетать что-то о своих чувствах.

А потом - всё. В самолёте Джо сразу же надел наушники, вытянул свои длинные ноги, насколько позволял cалон бизнес-класса, и мгновенно уснул, предоставив Ивону возможность сколько угодно любоваться его идеальным профилем. Романтическая интермедия пришла к своему завершению, и Ивон уже не мог не думать о том, что ждёт его на земле. Работа, дом, совместная жизнь с Му... - совсем недавно это было пределом мечтаний. А теперь Ивону казалось, что его жизнь зашла в тупик, откуда ему не выбраться. Он не хотел предавать Му Кёля, вот только положение вечно подчинённого его больше не прельщало. От безысходности хотелось плакать, но он так и просидел до конца рейса, уставившись в пустоту сухими злыми глазами.

После посадки всё окончательно пошло наперекосяк. Джо был в каком-то странном настроении, как будто вот-вот случится что-то давно и страстно ожидаемое, и он уже не в силах больше сдерживать свое нетерпение. Нетерпение это ни в коем случае не было направлено на Ивона, и тот сразу же почувствовал себя потерянным и несчастным.
Вдобавок ко всему, Му Кёль, в нарушение всех мыслимых и немыслимых правил, встречал его сразу у трапа самолета. Ивону даже на мгновение показалось, что он заявился на лётное поле прямо в своем мерседесе и к тому же в эсэсовской генеральской шинели... но это уже совершенно точно была галлюцинация.
Невооружённым взглядом было видно, что Му кипит от ярости. И тут неожиданно, впервые за всё то время, что они провели вместе, Джо по собственной инициативе приобнял Ивона, буквально на секунду наклонился к нему, прошептал на ушко с самым интимным видом: "Малыш, ты стоишь на линии огня", - и легонько оттолкнул в сторону. А потом мир, где было место покою и устроенности, перевернулся.

Часть 2. Ангст

Мир перевернулся, и двое наконец-то встретились лицом к лицу. Но перед этим...
- Иди сюда, - это Му Кёль Ивону.
Но на пути у него уже стоял Джо.
- Как невежливо, - насмешливо протянул он, - и это молодой Председатель совета директоров солидной корпорации S&M. Куда катится наша молодёжь?
Длинные волосы, металлические побрякушки (снова!) и дизайнерское тряпьё самого авангардного вида - Джо выглядел, как оборванец с Бонд Стрит, правда, чрезвычайно дорогой оборванец.
- Что-о?! - правая рука Му автоматически сжалась в кулак, и на запястье блеснули знаменитые часы на браслете. - Ублюдок!
Ивон отчётливо почувствовал дуновение смерти. А Джо улыбался.
- И что ты сделаешь? Сколько камер, по-твоему, направлено сейчас на нас? Неужели старик так и не научил тебя, что публичность - лучшая гарантия безопасности? - Он пожал плечами, подхватил свою сумку и пошёл вперёд, мимо Му Кёля, потом обернулся и взмахнул рукой в прощальном салюте, непонятно кому адресованном.

До машины шли молча. Только уже разогнавшись на трассе и немного сбросив адреналин, Му Кёль отрывисто бросил: "Если ты спал с этим ублюдком - убью!"
Ивон, измотанный до предела, как раз к этому моменту пришёл к выводу, что дипломатия - слишком дорогое удовольствие в его нынешнем состоянии. Поэтому он ответил в точности то, что подумал:
- Убьёшь? Да Бога ради. И что ты будешь делать потом? Трахать труп?
- !!
- ...Мы просто летели вместе. Его зовут Ким Джо Иль. - На этом Ивон постановил считать тему исчерпанной и устало закрыл глаза. Завтра, точнее уже сегодня, ему предстояла чрезвычайно важная встреча в Банке Кореи, непосредственный итог его пребывания на саммите АТЭС, а о том, чтобы выспаться этой ночью, можно было даже не мечтать.

Уже после секса, когда Ивон заснул, Му Кёль привычно протянул руку к сигарете, поднялся с постели и встал у окна, задумчиво глядя на звёзды, ясно видимые холодной ноябрьской ночью здесь, на вилле, вдали от городских огней. Какие-то слова, услышанные накануне, не давали ему уснуть. Точнее, даже не сами слова, а их сочетание: старик... труп... Ким... Что-то во всём этом было очень и очень неправильное, и перманентные любовные истерики Ивона не имели к этому ни малейшего отношения.

Наутро в офисе Му Кёль первым делом вызвал Сан Чхоля и принялся расспрашивать о делах давно минувших:
- Слушай, а как вообще определили, что это труп Кима нашли тогда в лесу?
- Так ведь ID-карта, права, кредитки - всё было при нём. Вердикт - самоубийство на почве финансовых проблем.
- Ага, самоубийство... А кто из наших был на опознании?
- Никого. Нам там светиться было ни к чему, сами знаете.
- Может быть, родственники?
- Не было у него никого. Сирота, беспризорник с улицы, короче, отбросы общества.
- ...
- П-простите, босс!
- ...То есть ты хочешь сказать, что труп никто толком не идентифицировал. Мо-лод-цы!

Нет, это несерьёзно. Кимов в стране - 21% населения. И Му мог дать голову на отсечение, что никогда прежде в глаза не видел вчерашнего наглеца. - "Неужели старик так и не научил тебя..." - Он придвинул к себе i-pad и решил всё-таки выяснить, что может предложить Гугл в ответ на запрос "Ким Джо Иль". Гугл, видимо, счёл его идиотом, потому что список статей с упоминанием северокорейского лидера уходил в бесконечность. Му Кёль с запозданием сообразил, что он не знает иероглифов****** имени Джо Иль. Впрочем, как модель, тот нашелся сразу же. Ссылки на фотосеты для глянцевых журналов Кореи, Японии, Тайваня и Гонконга... вот только всё это великолепие датировалось не ранее конца прошлого года. - И что это доказывает? - "Беспризорник с улицы..." Кем бы ни был этот человек, он отличался поразительной красотой, идеальным сложением, холодноватой изысканностью и безупречным вкусом. Или всё дело в мастерстве стилистов и фотографов?
- Вот дерьмо! - Му Кёль подозвал к себе Сан Чхоля и ткнув пальцем в экран, потребовал: "Организуй мне встречу с... этим. Сегодня же. Время и место значения не имеют".
С журнальной обложки на Сан Чхоля насмешливо блеснул зелёным глазом непонятно откуда свалившийся на его голову экзотический красавец.
- Э-этим? - С точки зрения Сан Чхоля уже привычная неадекватность босса сегодня утром явно зашкаливала. - А как же Ивон? - Он честно попытался воззвать к совести Му.
Реакция Му Кёля оказалась несколько неожиданной. Он сузил глаза, прошипел что-то вроде "Ублюдок!" и молниеносно схватил Сан Чхоля за горло.
- А теперь выкладывай! Что там с Ивоном?!
- Кх-х-х! - Сан Чхоль понял, что ещё немного, и его карьере придёт бесславный конец: "Задушен собственным боссом в припадке ревности" - ничего себе, эпитафия - и он перешёл к решительным действиям. Один подлый удар коленом ниже пояса, и status quo было восстановлено. Теперь оба, полусогнувшись, в зеркальных позах пытались отдышаться, держась каждый за свой край стола.
- Как ты с-смеешь?
- К-кх! Извините, босс, я не по правилам дерусь. И чего это вам взбрело в голову?
- Сам напросился! Как Ивон связан с этим? - Му с отвращением швырнул ему планшетник, исправно показывающий всё ту же картинку с неизвестным символом мужской красоты на японской обложке.
- Понятия не имею. Я вообще ЭТО впервые в жизни вижу!
Повисло молчание. Му Кёль и Сан Чхоль обалдело уставились друг на друга, пытаясь сообразить, что тут только что произошло и кто и что при этом имел в виду. Первым сдался Сан Чхоль. Он брезгливо взял двумя пальцами эппловскую игрушку и демонстративно молча отправился на своё рабочее место, размышляя по пути о том, что только невообразимая в любом другом бизнесе зарплата и перспектива получить полгорода впридачу удерживают его на этом месте, причём цензурными в его рассуждениях были только предлоги.

Целый день напряжённых телефонных переговоров на самых разных уровнях имел своим итогом небольшой листок бумаги, на котором рукой Сан Чхоля значилось: Намсан, n.Gril (вращающийся ресторан Сеульской башни), вечер, после 18.
Му Кёль отправился на свидание прямо из офиса. Он хладнокровно бросил свой мерс под знаком "стоянка запрещена" и не спеша поднялся к башне.
Был час заката. Ржаво-красное солнце пылало в панорамном окне, и человек за столиком, к которому его подвёл официант, был не более, чем чёрным силуэтом на фоне, казалось, залитого потоками крови стекла.
- Прекрасный вид отсюда. Особенно в это время. - Знакомый протяжный голос с хрипотцой. - Люблю Канбук... Мой Канбук*******.
- !... И чего же ты хочешь?
- Всего. - Платформа ресторана повернулась, и Му Кёль наконец-то смог рассмотреть директора Кима, восставшего из мёртвых. Слишком красивого и слишком не похожего на себя прежнего. Этот диссонанс между его представлением о Киме - уличном бандите, и нынешним его гламурным воплощением выбивал Му из равновесия куда сильнее, чем сам факт его воскрешения, и гораздо больше, чем он согласился бы признать. Он раздражённо бросил:
- Могу гарантировать, что на этот раз собственноручно закопаю тебя в самой глубокой могиле!
- Как скучно. Нечто подобное уже было. К тому же, результат, сам видишь... - Собеседник Му Кёля сокрушённо развёл руками. - Даже не представляю, как я буду выглядеть в следующий раз. Вокруг меня, наверное, станут вспыхивать звёзды. - Зелёные, как трава, глаза Кима смеялись.
"Ты был рождён хищным зверем, а теперь собираешься прожить свою жизнь, щипая травку?" - Почему Му Кёль вдруг вспомнил эти слова Ли, сказанные давным-давно? Сидевший перед ним человек и сам походил на зверя - роскошную полосатую кошку из джунглей, прекрасную и опасную одновременно. Му досадливо поморщился: что за мысли лезут ему в голову?
- Ах, да-а, дикие псы вроде меня не в твоем вкусе, верно? Зато председателю Ли теперь не на что жаловаться. Я ведь точно так же могу быть лицом фирмы. - Ким чуть подался вперёд, поставив локти на край стола и опершись подбородком на сомкнутые руки, но он больше не улыбался.
Пристальный взгляд немного прищуренных глаз и непроницаемое выражение лица: всё это резко контрастировало с прежним недалёким Кимом. Недалёким, или просто однажды оказавшимся во враждебном окружении в ситуации, с которой он не мог справиться привычными методами? - С каких пор Му Кёлю вообще интересны психологические нюансы в поведении заклятого врага? Наваждение какое-то.
Не дождавшись ответа, Ким продолжил:
- Предлагаю вернуться к предыдущему пункту. Совершенно очевидно, что всё опять свелось к тому же самому вопросу: мы с тобой слишком похожи... чтобы ты мог так легко заграбастать себе всё наследство Ли. По справедливости, я имею право, как минимум, на равную долю.
Так банально. Му Кёль ожидал чего-то сверхъестественного и теперь ощущал смутное разочарование.
- ...И как ты себе это представляешь?
- Ну-у, возможны варианты. Например, мелодраматический: я мог бы оказаться твоим сводным братом. М-мм, внезапно раскрывшиеся тайны прошлого, душещипательная история, счастливо завершившаяся воссоединением семьи...
- Да что ты?! Твои братья, вон, в овраге лошадь дожирают!********
- Тушé. - Ким поднял руки, демонстрируя пустые ладони и насмешливо признавая тем самым свое поражение. - Раз тебе не нравится, так и быть, история не обязательно должна быть со счастливым концом. Мы с Ли вполне можем вновь обрести друг друга на твоих похоронах... и в слезах обняться над твоей свежей могилой. Откровенно говоря, этот вариант мне даже симпатичнее.
- Скорее, это мы с ним обнимемся на твоих похоронах. И я вполне способен прослезиться... от радости.
- Не хотелось бы тебя огорчать, но боюсь, не выйдет. Не то, чтобы я считал себя неуязвимым, но видишь ли... Мы встречаемся с тобой уже во второй раз на глазах чёртовой уймы народу, а учитывая твои, хм-м, предпочтения, всё, вместе взятое, будет выглядеть, как роковая ссора двух любовников. Репутация Отелло останется с тобой до конца дней твоих. Ты уверен, что хочешь именно этого?
- Уже любовник? Немного слишком... стремительно, ты не находишь? Ещё минуту назад речь шла только о брате. - Му Кёль, похоже, слегка адаптировался к этому безумному диалогу и даже начал получать от него удовольствие.
- Да ладно тебе. К инцесту в нашей семье не привыкать. Если допустимо спать с собственным приёмным отцом, то уж со сводным-то братом...
- Что-о?! - Му резко затушил сигарету и гневно отшвырнул пепельницу. - Что ты себе позволяешь?
Ким задумчиво проводил взглядом богемский хрусталь:
- И лучше бы тебе на время отказаться от сигарет, иначе твои похороны состоятся даже скорее, чем мне бы хотелось.
- Неужели?! Ещё и сигареты! Они-то здесь при чём?
- Мой рекламный контракт "при чём". Здоровый образ жизни и бла-бла. Noblesse oblige, - Ким равнодушно пожал плечами.
- Ну нет, это уже из ряда вон!! - Чтобы прежний директор Ким вдобавок изъяснялся на французском? Му Кёль почувствовал себя обманутым и по совершенно необъяснимой причине расстроился.
Его противник помрачнел:
- Мы с тобой одной крови, не забывай. Я способен на всё то же, что и ты... и чуточку больше. - Ким сделал неопределённый жест рукой, и несколько колец, причудливо соединённых цепочками со змеёй на его запястье, звякнули. Это была современная интерпретация знаменитого браслета Сары Бернар**********, реклама ювелирной фирмы с мировым именем и заодно отличная замена кастету... о чём Му, к счастью, так и не догадался.
"Одной крови"... Ото всех этих головокружительных перепадов настроения, тотальной неопределённости и непредсказуемости каждого следующего шага Кима у Му Кёля дико разболелась голова. Судя по всему, ситуация окончательно зашла в тупик. Поэтому в какой-то момент он просто поднялся, положил на стол свою визитку и со словами: "Если вдруг понадоблюсь, звони" - развернулся и ушёл, испытывая мелочное удовлетворение от того, что - он был уверен в этом - Ким за его спиной так и остался сидеть с открытым ртом, заткнувшись на полуфразе.

Уже дома Му Кёль позволил себе в подробностях вспомнить эпизод, который предпочитал хранить в самом дальнем уголке памяти. "Даже когда твое лицо избито, сейчас, когда я так близко... Его красота действительно заставляет мое сердце биться сильнее." - Ч-чёрт! - Му кружил по пустым комнатам, то представляя себе, как он душит Кима и бросает его труп собакам, то мечтая вместо этого изобрести для него такую кару, которая каким-то таинственным образом предоставила бы ему власть над ним до конца его дней.
И в какое-то мгновение Му Кёль решился. Конечно, Ивон опять вернётся домой измученный и ни на что не годный. Но с недавних пор это обстоятельство, как и множество других, заботило его значительно меньше. Он кажется, нашёл себе новое шикарное приключение: захватывающую охоту на тигра.

Эпилог

Модное арт-кафе на улице Тэханно, корейском Бродвее. Уже поздно, свет в зале приглушён, освещена только эстрада, где малоизвестный солист с надрывом исполняет что-то на тему нездешней поздней осени:

"Смотри, как гонит ветер жёлтый лист
На первом льду последней лужи ноября"...
***********

За неприметным столиком у зеркальной стены, спиной к залу расположился Ким Джо Иль. Он явно стремится избежать огласки, отчего вынужден с хмурым видом созерцать своё собственное отражение. Сегодня это воплощение "уличного" стиля: тёмные очки, волосы увязаны в хвост, неимоверное количество металлических украшений и вещи из коллекции следующего сезона.
Ким встречается здесь со своим единственным подчинённым, оставшимся у него с прежних счастливых времён. Это всё тот же блондин, но теперь он преисполнен энтузиазма:
- Поздравляю, шеф, у вас получилось! Я видел репортаж о воссоединении семьи - очень трогательно. Кое-кто из присутствовавших даже всплакнул от избытка чувств. И теперь вы, наверняка, очень богатый человек!
- Если бы! Бл.., даже курить нельзя! Рекламные контракты - единственный реальный заработок. У старика Ли, чтоб его, по-прежнему железная хватка во всём, что касается финансов. Он мило поцеловал воздух возле моей щеки, наговорил кучу комплиментов перед камерами и свалил обратно в свой Лондон, отделавшись одними туманными обещаниями. Ч-чёрт! Мало того, благодаря ублюдку-"любящему братцу" я обзавёлся более, чем сомнительной репутацией... ОК, скандал только на пользу популярности. Хотя, на кой мне сдалась ТАКАЯ популярность!? - Ким в бессильной ярости ударяет кулаком по столу, и его фирменные драгоценности жалобно дребезжат. - Вдобавок, эта парочка ненормальных скоро меня окончательно с ума сведёт. Один всё время ходит за мной по пятам и умильно заглядывает в глаза, а другой, вообще, внаглую не даёт проходу. С какого перепою, хотел бы я знать? Я более, чем уверен, он меня всегда тепеть не мог. Дикие псы, видите ли, только отбивают ему аппетит. Вот дерьмо!
Сидящий напротив блондин бросает странный взгляд на Кима в сиянии его мрачной красоты и не находит ничего лучшего, чем сказать:
- Извращенец.
Он едва успевает пригнуться, как над его плечом проносится пустой стакан, с грохотом увлекая за собой в вечность осколки идеального мужского образа в зеркальном отражении за его спиной.

Экстра (NC-17). Что им снится

Ивон:
Ему снится, что наконец-то всё устроилось ко всеобщему удовлетворению. Мир, покой, счастье, трёхспальная кровать. С одной стороны к нему прильнул всё такой же великолепный Му, с другой раскинулся обнажённый красавчик Джо. Море любви.

Му Кёль:
Ему как обычно, снится секс. Каким-то образом Ким оказался целиком в его власти, и хотя он бешено сопротивляется, Му Кёль оказывается сильнее. Во сне он прижимает к кровати длинные волосы Кима, попеременно целует и кусает его, где только заблагорассудится, не давая тому увернуться. Это не вечно измождённый Ивон, так что у Му нет нужды сдерживаться, и он может без помех реализовать все свои желания. Наконец, Ким содрогается под ним от неистового оргазма и кричит от избытка эмоций. Полный восторг.

Ким Джо Иль:
Ему опять снится кошмар. Тихое и очень дорогое кладбище за небольшой христианской церковью в столичном квартале Мёндон. Ким пришёл сюда на могилу своего врага. В руках у него большой букет тёмно-красных, как запёкшаяся кровь, роз. На полнеба пламенеет закат. Никого. Он подходит ближе к роскошному надгробию с именем Ын Му Кёля и с ужасом видит, что могила пуста. Порыв ветра подхватывает с дорожки опавшие листья, и в их шорохе Ким отчётливо слышит чей-то смешок. Даже не оборачиваясь, он знает, что это Му. Во сне Ким не может сдвинуться с места и в оцепенении ждёт, когда Му Кёль неизбежно схватит его. Он просыпается от собственного крика.


PS Продолжение здесь: www.diary.ru/~corvina-a/p138032357.htm


_________________


* "Куллинан-I" или "Звезда Африки" (530,2 карата) - самый большой огранённый алмаз в мире. Входит в число сокровищ британской короны.

** "Корейской волной" называют проникновение корейской массовой поп-культуры в другие страны, в первую очередь, в Юго-Восточной Азии. Сам термин «Корейская волна» широко известный как Hallyu (한류; Халлю), был введен в середине 1999 г. пекинскими журналистами, удивленными быстрым ростом популярности поп-культуры Южной Кореи в Китае. Южная Корея входит в десятку лучших культурных экспортеров в мире. На данный момент «Корейская волна» распространилась более чем на 60 стран: Тайвань, Япония, Таиланд, Филлипины и т.д.

*** Kim Jong-il / Gim Jeong-il или Ким Чен Ир в русской транскрипции.

**** Панмаль - просторечный стиль корейского языка. Используется либо по отношению к близким друзьям, либо по отношению к низшим в социальной иерархии.

***** Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС) — форум 21 страны Азиатско-Тихоокеанского региона для сотрудничества в области региональной торговли и либерализации капиталовложений. В странах-членах проживает около 40% мирового населения, на них приходится приблизительно 54% ВВП и 44% мировой торговли.

****** Личные имена в Корее, как правило, уникальны, выбираются астрологом и изначально записываются иероглифами, так что совпадение звучания и/или написания на хангыле ещё ничего не означает.

******* Гора Намсан расположена в центре северной половины Сеула - района Канбук.

******** См.: "Тамбовский волк тебе товарищ" - "Твои товарищи в овраге лошадь дожирают".

********** Корея является одним из ведущих экспортеров ювелирной продукции в мире.

Оригинал браслета от Georges Fouquet и Alfons Mucha:



*********** Слова из песни Олега Газманова "Надежда умирает последней".



NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm
запись создана: 14.10.2010 в 23:27

@темы: фанфик, Yoo Ha Jin, Totally Captivated

18:39 

Кошка, которой нет
ИНДЕЙСКОЕ ЛЕТО. Четвертый фик по Totally Captivated

Жанр: Романс
Пейринг: Му/Ивон, Му/Ли
Рейтинг: R
Предупреждение: ООС
Дисклеймер: Все права на персонажей принадлежат Ю Ха Джин

(Действие происходит после основной серии)

Индейское лето

Бессонница вернулась. Му Кёль убедился в этом после двухчасового созерцания фосфорецирующего узора звездного неба на новомодном потолке. Бессонница вернулась, и он понял, что это надолго. Рядом крепко спал Ивон, как всегда после бурного секса, жизнь текла по налаженной колее, вот только спустя полчаса после опустошающего шквала эмоций его последнего оргазма Му Кёль проснулся и больше не мог уснуть.
Если закрыть глаза, то кажется, будто под веки насыпали песок. Беспорядочные обрывки мыслей крутятся в голове, события прошедших дней, накладываясь друг на друга, снова и снова проходят перед мысленным взором. Жизнь с Лисом Чоном: работа, дом, еда, секс, работа, дом, телевизор, секс, работа, выходные в отеле, секс, секс, секс, работа, дом, 3D-TV, секс... а в сумме - тотальная пустота.
В кажущемся немного нереальным прошлом навсегда остались отчаянная борьба за выживание и безумное восхождение наверх, смертельная опасность, эйфория от успеха и развеселые ночные набеги на бутики. Униженный враг то ли в тюрьме, то ли в могиле, могущественный Председатель Совета директоров то ли в отставке, то ли в изгнании. Му Кёль пошёл ва-банк и победил, так что теперь может сполна наслаждаться... В основном, скукой.
Сейчас, когда нет нужды притворяться перед самим собой, он отчетливо понимает, что по сути, ничего не выиграл. Покой, стабильность, уют и домашние тапочки, стоило ли оно того? Ах да, и любовь. Много-много любви. Ему кажется, или эта неизменная любовь изо дня в день, приобрела почти такой же приторный вкус, как те сладости, которые обожает Ивон?

На самом деле, сегодня днем случилось еще кое-что. На электронный почтовый ящик, давно заброшенный, адрес которого почти никому не известен, пришло письмо. Хотя Му Кёль был совершенно уверен, что это невозможно, что туда никогда больше не придет ни одно забавное послание из нескольких строчек без подписи, как когда-то... Так почему же он каждый Божий день проверяет почту?

И вот теперь, лежа без сна под фальшивыми звездами в тишине осенней ночи, он перебирает в памяти слова, как крупицы золота в темной реке:

"Знаешь, я никогда не был так счастлив,
Как в то утро. Мы шли по пляжу,
Немного похожему на этот.
Была осень, когда стоит хорошая погода,
Время, которое бывает только в Северной Америке.
Там его называют "индейским летом",
Но оно целиком было просто нашим.
...
Сегодня я очень далеко от того осеннего утра,
Hо всё так, словно я - там. Я думаю о тебе, где ты,
Что делаешь, существую ли я ещё для тебя...
Я смотрю на волну, которая никогда не достигнет дюны.
Видишь, как и она, я снова откатываюсь назад". **


На следующее утро Ивон, как часто бывало и прежде, проснулся в постели один. Но в этот раз из ванной не доносился шум льющейся воды, на кухне не пахло сигаретным дымом и вообще дома никого не было. Впрочем, на столике в прихожей нашлась записка: "Срочная командировка. Ориентировочно буду через неделю. Му."

Тем же утром**** в очень тихом и очень дорогом пригороде Лондона, когда солнце уже пробивалось сквозь туман, а в осенней паутине, развешанной на ветвях деревьев, по кустам и траве, вовсю сверкали капли росы, в двери еще спящей виллы позвонил сверхэлегантный молодой человек в черном. Когда дверь распахнулась, он резко снял темные очки и глядя куда-то поверх правого плеча стоящего на пороге, с деланной небрежностью произнес: "Кажется, мы так и не побывали в Harrods. Я думаю, это непростительное упущение."

__________________

** Слова из песни Джо Дассена "L'été indien" ("Indian Summer" или "Индейское лето", 1975).
**** Разница во времени между Сеулом и Лондоном - +9 часов.



NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm
запись создана: 19.09.2010 в 18:48

@темы: фанфик, YOO Ha Jin, Totally Captivated

00:10 

Кошка, которой нет
ПОКА ЭТО ПРОСТО ПЕРЕПОСТ

Японцы начинают тырить туалетную бумагу

Отсюда: mishajp.livejournal.com/
5 августа, 20:53

Предупреждение, чтобы перестали красть туалетную бумагу:



Вот оно пагубное влияние кризиса: уже и японцы решили, что дешевле бумагу тырить в общественном сортире, чем покупать в магазине... дожили.

Я уже представляю себе фик, который может из этого получиться... вот только потом меня не только забанят в известном месте, но еще и привяжут к хвосту виртуальной дикой кобылицы и пустят в виртуальную степь))))))))))))))))))

@темы: Видоискатель, лента новостей, фанфик

10:45 

Кошка, которой нет
БАБЕТТА ИДЕТ НА ВОЙНУ. Третий (антислэшерский) фик по Totally Captivated

Жанр: Юмор, романс, драма
Пейринг: Му/Ивон, Му/Ли, Му/кто-то-там-еще)))
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: ООС три раза, в перспективе - гет
Дисклеймер: Все права на персонажей принадлежат Ю Ха Джин, фрагмент последней сцены - Юлиану Семенову))) Эпитафия в финале приписывается Константину Симонову.
Дисклеймер 2: Автор честно признается, что из старого французского фильма, виденного в детстве, помнит только название. Но не пропадать же добру!

(Действие происходит после Last Episode)

Бабетта идет на войну

Пятизвездочный отель Риц-Карлтон в Сеуле. Вторая половина дня, в ресторане отеля немноголюдно. За столиком с двумя одинокими чашечками кофе читает газету бывший председатель Ли. Пианист в углу VIP-зала меланхолически наигрывает что-то французское, "Tombe la neige", например. За окном - 35-градусная жара и стопроцентная влажность. В ресторан входит раздраженный Му Кёль и прямиком направляется к Ли.
- По крайней мере, ты пунктуален, - замечает Ли, складывая газету. - Omona*, вещи из прошлогодней коллекции?! Ты совсем одичал, на пару с этим своим кроликом!
- Что тебе понадобилось, старик? - Му усаживается напротив, пропуская мимо ушей слова Ли и закуривая.
Ли бесцеремонно вытягивает сигарету изо рта Му Кёля и тушит ее в пепельнице.
Немая сцена. "Tu ne viendras pas ce soir".
- М-да, докатился... И рубашка неглажена!
- Ивон работает допоздна, у него совсем нет времени... - Му автоматически начинает оправдываться, отчего-то чувствуя себя пятнадцатилетним беспризорником, случайно угодившим в высшее общество.
- А домработница на что?
- Я ее уволил. Лис Чон страшно ревновал, поэтому... - Му Кёль отчетливо понимает, какую чушь он только что сморозил, и едва ли не впервые в жизни краснеет.
Ли демонстративно держит паузу. "Mais tombe la neige Impassible manege". Мелодия заканчивается. Тишина.
- Ну хорошо. Собственно, это как раз для него, - Ли протягивает Му Кёлю запечатанный конверт со штемпелем. - Можешь не вскрывать. Это повестка.
- Что?!!
- Конституционный суд защитил права секс-меньшинств, и теперь твоему кролику ничто не мешает исполнить его патриотический долг.
- Но я...
- Ты - другое дело, - отмахивается Ли. - С твоими документами тебя для военного ведомства вообще не существует.
Тем временем пианист неожиданно вступает с новой темой:

"В путь, в путь, кончен день забав, в поход пора. 

Целься в грудь, маленький зуав, кричи ура!**"


Му Кёль понимает, что прямо сейчас он кого-нибудь убьет. То ли пианиста, то ли экс-председателя. В частности, еще и потому, что в стратегической игре с Ли, которую они к обоюдному удовольствию ведут на протяжении последнего года, до сих пор не принято было брать заложников.
- Это война? - спрашивает Му.
- Это шантаж, - в тон ему отвечает Ли. - Но если бы кто-то один не пренебрегал связями в высших эшелонах власти, кто-то другой смог бы избежать неприятностей.
- Чего ты хочешь? - Му достает очередную сигарету, и тотчас же получает по рукам. - Черт возьми, в чем дело?
- Для начала ты бросишь курить. Мне по некоторым причинам небезразлично твое здоровье. Во-вторых, закончим с травоядными. Не служить Ивон не может, разве что эмигрировать. - Му кривится. - Вот именно. Но у тебя есть выбор: он может два года просидеть в окопах среди минных полей на 38-й параллели или мило провести это время в Korea's Defense Media Agency в компании звезд, таких как Ли Джун Ки***. - Му кривится еще раз. - На тебя не угодишь. Будет твой кролик рекламировать армейские ценности, участвовать в ток-шоу и сниматься в дорамах. А ты тем временем сделаешь кое-что для меня.
- Секс?
- О, да. И немного больше. Соответственно, в-третьих и в-главных: я хочу внуков. Хорошенького мальчика, чтобы задаривать его игрушками, велосипедами, роликами и щенками... воспитывать и ходить с ним на рыбалку. И хорошенькую девочку, чтобы наряжать ее, как принцессу, и безмерно баловать. Тебе пора жениться.
- !..
Это уже не игра - это операция "Шок и трепет". Му Кёлю внезапно начинает казаться, что время резко замедлилось, воздух стал густым и вязким, а звуки слились в один неразборчивый гул. У него осталась одна-единственная отчетливая мысль: как жаль, что мужчинам не положено падать в обморок. Потому что ни на что другое он сейчас не способен.
Тем временем Ли развивает наступление в лучших традициях танкового блицкрига:
- Ты живешь в Корее, а здесь принято, что браки устраивают родители. Это раз. Я забочусь о твоем будущем и твоем имидже уважаемого члена общества. Это два. Кстати, к 30 годам ты станешь членом парламента, а значит, должен учитывать мнение избирателей. Это три.
Последняя тирада экс-председателя, к сожалению, полностью проходит мимо сознания Му. Он все еще пребывает на игрушечно-велосипедной стадии. И тут его осеняет:
- Послушай, а младшая сестра Ивона не подойдет? Если уж тебе так необходимо с кем-то нянчиться?
От неожиданности Ли временно утрачивает дар речи. - Что творится у парня в голове? - Но председатель перегруппировывает резервы и наносит решающий удар:
- Извини, меня интересует всего один, совершенно определенный, уникальный набор генов. Это в-четвертых и в-последних.
Му Кёль понимает только, что это Азенкур, Ватерлоо и Сталинград, вместе взятые.
- Будем считать, мы пришли к консенсусу, - безжалостно завершает Ли.
Му резко встает. Все, на что его хватает, это почетная капитуляция:
- Желаю почтенному преждерождённому здоровья и благополучия****.
Ли тоже встает, чтобы проводить Му Кёля до машины. Уже на подземной парковке он тихо говорит:
- Раз уж сделка заключена... Мы могли бы ее даже украсить.
Большим пальцем он проводит Му по губам, в то время как другая рука скользит по спине Му ниже талии, и вот уже опытные пальцы Ли находят ту единственную точку в его теле, о которой знают только они двое. Му Кёль вздрагивает, инстинктивно прижимается к партнеру... Он уже подзабыл, как это было, а ведь это... - А-ах! - У Му слабеют колени, и Ли бережно усаживает его в спорткар и захлопывает дверцу.
Прищурившись, экс-председатель/экс-любовник/заботливый родитель наблюдает, как "Феррари" срывается с места и противолодочным зигзагом покидает стоянку. - Хорош, паршивец, - с нежностью думает Ли, - а скоро у меня будет еще один. - С юношеской легкостью он взбегает по ступенькам вверх и сам не замечает, что напевает подцепленный у ресторанного пианиста мотивчик:
"Много дней веря в чудеса - Сюзанна ждет. 

У нее синие глаза и алый рот."

Уже за столиком, отодвигая безнадежно остывший кофе, Ли просит официанта принести бумагу, тушь и перо. Он начинает переводить случайно всплывшие в памяти строчки чужеземного поэта на французский и писать их, как прозу, в строку, убирая только имя, но потом понимает, что делать это все равно бессмысленно, потому что адресат никогда не догадается, о чем речь. И тогда он оставляет все, как есть, просто записывая иероглифами четверостишие, которое, в рамочке и под стеклом, будет ожидать Ивона над его кроватью в казарме:

"Здесь спит Серова Валентина,
Моя и многих верная жена,
Какая странная картина:
Впервые спит она одна."


________

* Omona = Oh My Gosh (Koglish).
** www.diary.ru/~Corona-del-Norte/p96342650.htm
*** Корейский актер и модель, звезда (сёнен-айного) фильма "Король и шут".
**** Обычная в Корее формула вежливости при обращении младшего к старшему.



NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm
запись создана: 24.06.2010 в 22:31

@темы: фанфик, YOO Ha Jin, Totally Captivated

21:55 

Кошка, которой нет
ШЕСТОЙ ФИК по Видоискателю: МЕСТО, КОТОРОГО НЕТ. Почти киносценарий

Жанр: юмор, паранормальщина
Персонажи/Пейринг: Асами/Фейлон, Михаил/Йо
Рейтинг: R
Предупреждение: АИ
Дисклеймер: Все права на "Видоискатель" принадлежат Яманэ Аяно, в финале цитируется сцена из фильма А.Тарковского "Сталкер"

Место, которого нет

"И пусть никто не уйдет обиженный!" (с)

Темнота. Слышится скрип двери, удар, сдавленное ругательство и наконец, щелчок выключателя. В свете тусклой лампочки глазам зрителей предстает узкий захламленный коридор. Голые, окрашенные масляной краской стены, вдоль которых в беспорядке расставлены какие-то ящики, старая мебель и прочий реквизит. Асами брезгливо стряхивает с плеча паутину и решительно направляется по коридору в самый конец, где находится еще одна дверь, из-за которой доносятся приглушенные голоса.
Следующий кадр: просторное, плохо освещенное помещение, похожее на заброшенный склад, в центре которого за столом сидят двое мужчин. На столе - почти полная бутылка водки, граненые стаканы и початая трехлитровая банка с солеными огурцами. Арбатов встает, чтобы сказать тост, и замечает вновь вошедшего:
- Какие люди в Голливуде, - насмешливо протягивает он. - Это же до чего дошло, а? Водку пить будешь?
- Нет, не буду. Стоп, что это вообще за дыра, и как я тут оказался?
- Зря. - Михаил пожимает плечами. - Как оказался, тебе видней. А здесь хранится отработанный материал манги: старые декорации, ставшие ненужными персонажи...
В этот момент второй собутыльник хихикает, и Асами с изумлением узнает Фейлона.
- Что, и тебя попёрли? А кто в манге остался? Твоя бл.. большая любовь, Такаба?
Асами морщится. Пить Фейлон по-прежнему не умеет.
- И что вы тут делаете? - он намеренно игнорирует оскорбительный выпад Фея.
- Как что? Водку пьем - мне из России с оказией прислали. Мы теперь свободные люди, развлекаемся. - Как бы в подтверждение сказанному Арбатов вкусно хрустит огурчиком. - Да у нас тут весело, ты не думай. Вчера всю ночь в покер играли, на раздевание.
Камера отъезжает, луч света устремляется на внезапно преобразившийся стол, и мы видим зеленое сукно, рассыпанные карты рубашками кверху и шампанское в ведерке со льдом. На русском теперь расстегнутая белая рубашка и брюки от смокинга, алый чеонгсам Фея валяется на полу.
Асами нервно закуривает. Если это глюк, то его явно стоит досмотреть до конца.
Тем временем комната приобретает все более четкие очертания, роскошная обстановка наводит на мысль, что это - скорее дорогое казино, чем склад. Вот только пара туманных силуэтов на фоне панелей темного дерева немного портит картину. У Асами по спине внезапно пробегает холодок.
- Это еще кто? - грубо спрашивает он.
- Не узнаешь? Юрий и Ян. У нас, как в классическом английском детективе, есть даже свои привидения. - Михаил прищуривается. - Ах да, ты же вроде причастен к их переселению в мир иной...
Асами достает пистолет и демонстративно кладет его на стол:
- Если что, переселю еще раз!
- Те же и пушка, - меланхолически резюмирует Фей. Чеонгсам на нем уже зеленый с золотом и застегнут на все пуговицы. - Тогда почему бы нам не сыграть в русскую рулетку?
- Потому что ты с одной рюмки пьян, - раздраженно бросает Михаил.
- Я трезв, как с-стеклышко. "Мне скучно, бес", помнишь?
- Отлично. А когда вышибешь себе мозги, думаешь, развеселишься?
Фейлон молча дуется. Асами, который пока не может выбрать из двух равновероятных событий: то ли он сам незаметно допился до белой горячки, то ли мир вокруг него окончательно сошел с ума, решает попросту следовать безумной логике этого места. А сейчас перед ним открывается пугающе заманчивая перспектива. С деланной небрежностью он говорит:
- Предлагаю новые правила: тот, кто выбивает больше очков - сверху.
- О!
И тотчас же в соответствии с авторским замыслом сцена трансформируется: в бывшем коридоре ярко вспыхивает свет, и на его месте оказывается тир с мишенями у дальней стены. Арбатов подмигивает опешившему Асами, и вся троица направляется к стойке, на которой разложено поблескивающее металлом оружие. Помимо всего прочего, там их уже дожидается Йо, все это время по своему обыкновению торчавший под дверью. Асами машинально кивает ему, одновременно напоминая себе, что из всей компании он самый трезвый (если подобное определение вообще применимо к данной ситуации), и этим надо пользоваться. Поэтому он хладнокровно выбирает подходящую винтовку, аккуратно прицеливается, выбивает все десятки, кладет оружие на место, хватает Фейлона за руку и тащит за собой в направлении услужливо распахнувшейся двери. Асами даже не удивляется, когда за ней обнаруживается изысканная, отделанная черным спальня с безразмерной кроватью и зеркалом во весь потолок.

- Я так и знал, - досадливо кривится Арбатов, когда парочка исчезает из поля зрения. - Эй, ты, как там тебя?
- Йо.
- Ага, Ё. Ну давай, Ё, посмотрим, как ты стреляешь...

И вот уже картинка обретает свой истинный размах, цвет и звук. Потоки света заливают экран, летающая камера (flying camera) показывает белоснежный красавец-лайнер на синей глади вод. Изображение стремительно приближается, и мы видим открытый бассейн на верхней палубе, где Ян и Юрий наконец-то взялись учить Тао плавать. К сожалению, их методики немного различаются: Ян исповедует классическую школу и стиль брасс, а Юрий действует по принципу "бросить его в воду - сам поплывет". Поэтому брызги, вопли и морское сражение обеспечены.
Камера скользит над палубой, по лестницам и переходам, заглядывает в просторные залы казино, и повсюду множество загорелых людей, гул голосов, музыка и смех. Из-за закрытой двери одной из кают доносится сдавленный голос Асами: "OMG, зачем тебе столько пуговиц?..", но камера не задерживается, летит дальше, дальше... и наконец вырывается на простор, к морю и солнцу.

***

Но это еще не конец истории. Конец - далеко отсюда, в пыльном и загазованном мегаполисе, в маленькой квартирке. Дешевое жилье** над железнодорожным полотном, ключи от которого Такаба когда-то получил от Асами, - после всех своих приключений Аки зачем-то решил прийти сюда. Вот уже несколько часов он сидит на пустой кухне и от нечего делать пристально смотрит на стакан с водой на столе. Периодически стол дрожит от проходящих внизу поездов. НИЧЕГО НЕ ПРОИСХОДИТ.

___________

** "Любовное гнездышко" обошлось Асами в 5 млн иен или около 56 тыс. долл. И это в одном из самых дорогих городов мира.



NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm


 
запись создана: 29.06.2010 в 14:46

@темы: фанфик, Видоискатель, Аяно Яманэ

19:19 

Кошка, которой нет
ВАМ И НЕ СНИЛОСЬ. Первоапрельский фик по Totally Captivated

Жанр: Юмор, романс, драма
Пейринг: Не скажу )))
Рейтинг: Увы...
Предупреждение: ООС
Дисклеймер: Все права на персонажей принадлежат Ю Ха Джин, четверостишие в финале - Льюису Кэрролу.

Навеяно картинкой из блога сенсэя:



(Действие происходит сразу после основной серии ТС)

Вам и не снилось

Эта странная история началась в кабинете Председателя Ли, где обыкновенно происходил "разбор полётов" среди высшего менеджмента финансовой корпорации C&M.
На сей раз Председатель был чрезвычайно вежлив и корректен.
- Три принципа и семь стилей общения, 14 степеней вежливости, - с ужасом думал проштрафившийся. - "Чёрт догадал меня родиться в Корее с душою и с талантом". - Кажется, это была цитата из какого-то классика... но чтобы восстанавливать в памяти обрывки университетских знаний, момент был явно не подходящий.
- Итак, уважаемый, не будете ли Вы столь любезны напомнить мне, кто именно содержит всю вашу тёплую компанию и непонятно зачем регулярно выплачивает Вам не заработанную вами плату? И на кого, как предполагается, Вы работаете, если конечно, подобный саботаж можно назвать работой?
Вопрос носил сугубо риторический характер, поэтому визави Председателя предпочёл промолчать.
Тем временем голос Ли понизился почти до интимного шёпота.
- Сегодня и сейчас я предоставляю Вам последний шанс реабилитировать себя. Либо Вы соглашаетесь на экстраординарную миссию и в качестве бонуса получаете Канбук, либо Вы немедленно увольняетесь с "волчьим билетом" в кармане и лучшее, на что можете рассчитывать в будущем - это выращивать морковку в глухой провинции на пару с Медведем.
Морковка! Председатель не оставил ему выбора. Мин Сан Чхоль униженно кивнул.
- Отлично. - Ли протянул ему конверт. - Здесь само задание, пошаговая инструкция к нему и смета расходов. Степень секретности - наивысшая: перед прочтением - сжечь!
- ???
- Хм, это была шутка. Почти.

Когда взмокший Сан Чхоль выбрался из здания корпорации, солнце уже садилось, окрашивая стеклянные фасады небоскрёбов в неправдоподобно розовый цвет. Сан Чхоль ощущал непреодолимое желание выпить. Бар за углом, еще один бар, караоке-бар, найт, еще один найт... беседа с Председателем обеспечила ему такой выброс адреналина, что напиться до потери сознания так и не удалось. Уже под утро, пошатываясь от усталости, Сан Чхоль добрался до своей квартиры. Бессоница была гарантирована, так что ему не оставалось ничего другого, как под радостный щебет проснувшихся ни свет ни заря птиц*, отдававшийся в мозгу жуткой головной болью, вскрыть, наконец, проклятый конверт.
Из конверта выпала кредитная карта, а следом за ней на стол тихо спланировал сложенный вдвое листок бумаги.
Сан Чхоль тяжело вздохнул. Председатель Ли, уйдя в отставку, по примеру хэйанских императоров не только не отошёл от дел, но похоже, приобрёл дополнительный вкус к интригам. С трудом сфокусировав взгляд, Сан Чхоль вчитался в ровные квадратики хангыля. ЧЕГО???
Бесстрастные пункты инструкции гласили:
1. Наращивание мышечной массы в тренажёрном зале.
2. Ликвидация растительности на лице.
3. Солярий (зачёркнуто). Отбеливание кожи.
4. Косметолог.
5. Цветные линзы для глаз.
6. Наращивание волос, окраска, мелирование, стильная стрижка.
7. Маникюр, педикюр.
8. Полная смена гардероба (список бутиков и телефон консультанта прилагаются).
... Что это? Председатель решил не просто отдать ему Канбук, а со свойственным ему изуверством заодно вылепить из него альтернативу Му Кёлу?
Взгляд Сан Чхоля сместился по листу бумаги в самый низ, и там, в рамке из звёздочек, он увидел своё задание. Листок выскользнул из ослабевших пальцев, и Сан Чхоль медленно сполз по стене на пол.
***********************
Соблазнить Муна До Хуна
***********************

Следующее, что Сан Чхоль отчётливо запомнил, это как он, сидя на полу, предаётся размышлениям о прелестях пейзанской жизни. Бескрайние поля моркови под жарким южным солнцем, добродушный Медведь, его многочисленное семейство: мегера-жена, орущие дети...
Хм-м, может стоит еще раз перечитать инструкцию?
Допустим, мышцы и в самом деле давно пора подкачать, он явно засиделся в офисе. Бородку, конечно, жалко, но в конце-концов, это не навсегда, отрастёт. Что там ещё? Косметические процедуры можно перетерпеть. Волосы... ну, если честно, они действительно жидковаты, особенно спереди. Очки заменить на линзы, шмотки... Всё перечисленное, по большому счёту, не имеет значения. Но как он собирается "соблазнять"? И кого? Парня?!!
Сан Чхоль тупо уставился в противоположную стену. За окном вовсю пели птицы, комнату заливало утреннее солнце, и в безжалостном свете надвигающегося дня несчастный осознал всю глубину предстоящего морального падения.
Нет, работа на Председателя Ли в качестве няньки, приставленной к его воспитаннику / любовнику (?) / наследнику, давно уже выработала у Сан Чхоля необходимую степень толерантности, вдобавок к профессиональной невозмутимости. Но одно дело, изо дня в день хладнокровно наблюдать всевозможные извращения, пусть даже не сходя с рабочего места, и совсем другое - самому в них участвовать. Весь опыт прежней жизни совершенно не подготовил его к грядущим испытаниям.
И как вообще Председатель себе это представляет? "Привет, ты меня не знаешь, я друг Чона Ивона и собираюсь тебя соблазнить" - чистый, незамутнённый бред. Столько алкоголя в принципе не бывает!
Сан Чхоль со стоном поднялся и побрёл к холодильнику, где по его предположениям, должен был ещё оставаться неприкосновенный запас русской водки, которой родная сочжу по крепости и в подмётки не годилась. Так закончился, едва начавшись, первый день его новой жизни.

Спустя месяц все пункты инструкции были выполнены вплоть до последней запятой. В итоге, Сан Чхоль перестал отражаться - ?! - точнее, перестал узнавать себя в зеркалах, и дело дошло до того, что однажды Му Кёл, на время отовлёкшись от Ивона, рассеянно заметил: "Ты что, влюбился?" - после чего, правда, незамедлительно вернулся к созерцанию предмета своей страсти.
Дольше тянуть было нельзя - пришла пора переходить непосредственно к заданию. И хотя злосчастный листок давно обратился в пепел, Сан Чхоль ни на минуту не забывал про строчку в рамке из звёздочек, как впрочем, ни на минуту не сомневался, что склерозом Председатель Ли не страдает.
Очень кстати подвернулся великолепный повод. Надвигалась грандиозная вечеринка в связи с окончанием университета, и Ивон твёрдо решил непременно принять в ней участие, а в отношении Му - так же твёрдо - исключить даже минимальную вероятность его встречи с однокурсниками, дабы избежать возможного смертоубийства. Оставалось донести эту идею до сознания самого Му Кёла. И поскольку Ивон, в свою очередь, окончательно смирился с мыслью, что в одиночку по ночам ему теперь не шляться и даже из дому не выйти, Сан Чхолю оставалось только сложить вместе два и два и аккуратно предложить себя в качестве почётного эскорта и одновременно телохранителя драгоценного Му Кёлова любовника.

Запланированная диверсия прошла, как по маслу. Невероятное количество народу на вечеринке, где его в принципе никто не знает и ничего от него не ждёт, и где он ни перед кем не обязан лицедействовать. Друзья Ивона, сразу же принявшие его за своего. Сам Ивон, который благодаря присущей ему открытости мгновенно нашёл себе компанию и буквально растворился в пёстрой толпе. "Даже неловко, всё равно, что сладости у детишек отбирать", - думал Сан Чхоль, оказавшись за одним столиком с высоким парнем с грустными глазами, который, казалось, мысленно пребывал где-то очень далеко отсюда.
Удивительно, но Сан Чхолю совершенно не понадобилось притворяться. Одиночество, которым веяло от До Хуна, находило неожиданный отклик в его собственном одиночестве, очевидная неприкаянность и бесцельность пребывания его предполагаемого партнёра на этом шумном сборище только подчёркивали его собственное безвыходное положение, богатство и влияние семьи, не делавшие Муна ни на йоту счастливее, странно перекликались с невесёлой судьбой наемного служащего, на которую изначально был обречён Сан Чхоль.
И как-то так получилось, что им не понадобилось прикладывать много усилий, чтобы начать говорить друг с другом, потом найти повод поддержать разговор, не дать ему оборваться, а позднее продолжить беседу ни о чём, уже не особо заботясь о том, чтобы придать ей глубокомысленный вид. Куда-то окончательно пропал Ивон, мелькали, как в калейдоскопе, незнакомые лица, время утекало сквозь пальцы, и невозможно было удержать ни одного мгновения этой невероятной ночи, не было ни малейшей надежды, что им удастся вот так сразу изобрести благовидный предлог, чтобы больше не расставаться, а в какой-то момент сама необходимость этого предлога стала совсем не очевидной...

И уже засыпая, чувствуя рядом, впервые за долгие месяцы одиночества, живое тепло, Сан Чхоль вспомнил строчки другого классика и рассеянно подумал, что в мире слишком много ненужных вещей и слишком мало того, что по-настоящему ценно:

"Острова, города, берега – ерунда,
Просто переплетение линий.
Эта чушь не нужна, наша карта должна
Быть пустой и желательно синей".


И на самом краю его затухающего сознания вдруг вспыхнуло неожиданное озарение: а зачем собственно, Председателю понадобилась вся эта интрига? Что, если дело вовсе не в желании прибрать к рукам единственного наследника, а с ним и всю влиятельную семью Мун? Может быть, это всего лишь ещё один вариант старой сказки про Золушку, которую добрая фея подобрала-умыла-приодела и сосватала Прекрасному принцу? - И с этой несуразной мыслью Мин Сан Чхоль окончательно провалился в глубокий счастливый сон.

________________

* Первое апреля - День птиц.



NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm

@темы: фанфик, YOO Ha Jin, Totally Captivated

14:35 

Кошка, которой нет
ПЯТЫЙ ФИК по Видоискателю. ПИЕСА

Жанр: юмор
Рейтинг: Отсутствует
Дисклеймер: Все права на мангу принадлежат Яманэ Аяно, идея позаимствована из какого-то фика по ОЭ (Отблескам Этерны), цитаты понадёрганы отовсюду.

(Действие происходит сразу после выхода новой главы VF)

Ничего святого

Явление Первое и единственное

События разворачиваются на борту плавучего казино в Макао. В хорошо знакомой комнате за столом собралась группа очень серьёзных мужчин. Свет приглушён.

Председательствующий: Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятнейшее известие...

Хихиканье.

Председательствующий: Что смешного я только что сказал? Юрий, уймите, наконец, своего племянника!

Михаил: Нет-нет. Это я школу вспомнил.

Председательствующий (зловеще): И при чем здесь школа?

Затесавшийся среди присутствующих Тао: Какая может быть школа? Мне недавно сообщили, что мне уже 14! А в школу я так и не ходил!

Йо (судя по всему): Ребёнка, фактически, лишили детства. И это еще не самое страшное...

Председательствующий: Значит так, отставить разговоры. Речь, между прочим, идет о вашем, хорошо, нашем будущем.

Неизвестный в полумаске (агрессивно): Прежде чем говорить о будущем, неплохо бы с прошлым разобраться. Я вообще до конца не уверен, жив я или мертв.

Юрий: Ах, оставьте, Ян. Не Вы один в таком положении.

Ян: И тем не менее. Вот возьму и вернусь. После пластической операции, как в дораме: невероятно опасный и смертельно красивый. - С неожиданным вдохновением: - Вы меня не знаете. Может быть, вы знали меня с хорошей стороны, но теперь узнаете меня и с плохой стороны. Я не такой добрый, как вам кажется...

Председательствуюший: Ну-ну. На Вас, Ян, у меня пуля всегда найдётся. - Повышая голос: - И хотя тут некоторые стали себе позволять вольности, рассуждая, что я вовсе не так опасен, как написано в профайле, и ни в кого не стреляю понапрасну, а если и стреляю, то промахиваюсь, потому как не корысти ради, а токмо волею... - Дешёвое вранье. Не р-рекомендую слепо доверять чувствительным поклонницам, тем более в вопросах жизни и смерти.

Кто-то их присутствующих (запинаясь от собственного нахальства): А что? У поклонниц, по крайней мере, все живы-здоровы, п-предаются радостям секса...

Юрий и Киришима (практически одновременно): Каким ещё радостям? Поймаю - убью!

Такаба (подавленно): Про здоровье не надо. Нужно иметь просто-таки железный, м-мм, организм, чтобы это всё выдерживать... - Внезапно срываясь на крик: - И хватит уже засовывать в меня разные не относящиеся к делу предметы! Вот недавно, розы! Ненавижу розы!

Председательствующий: Акихито, возьми себя в руки. Ты прекрасно знаешь, это всё сенсэй. Как начала с фотоплёнки, так помидорами и закончила.

Такаба (не слыша, продолжает на собственной волне): ...И давай евойной мордой меня в харю тыкать!

Михаил (сползая под стол): Ой, не могу! 7-й класс, вторая четверть!

Председательствующий (преувеличенно ласковым голосом): Миша, это не у Вас ли вся спина белая, ч-чёрт, то есть, вся спина в шрамах? Не следовало бы Вам так радоваться чужому несчастью...

Арбатов сконфуженно умолкает.

Председательствующий: Так, кто-то ещё желает высказаться?

Киришима (робко): Извините, шеф. Но закусочная с японской лапшой... и это после семи лет беспорочной службы... это уж слишком, знаете ли.

Председательствующий: Да, несправедливо. - С отвращением: - Только учти, лично мне приходится эту дрянь потом ещё и ЕСТЬ!

Присутствующие вздрагивают.

Председательствующий: И это подводит нас к тому, ради чего все мы здесь сегодня собрались. До сих пор сенсэй ставила под сомнение "всего лишь" нашу жизнь, наше здоровье, нашу честь и достоинство, на худой конец. Но в последней главе случилось непоправимое. Сенсэй покусилась на самое драгоценное, на ИМИДЖ!

Луч света падает на человека, до сих пор остававшегося в тени и практически не видимого зрителям.

Глазам присутствующих предстаёт трагическая фигура Фея с новой причёской**.

Все (единодушно): А-АХ!

Немая сцена.

Занавес.

___________

** Новая причёска Фея будет примерно такой:





NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm

@темы: фанфик, Видоискатель, Аяно Яманэ

00:08 

Кошка, которой нет
ЧЕТВЕРТЫЙ ФИК по Видоискателю. МОЙ ЛЮБИМЫЙ ПЕЙРИНГ

Жанр: АИ, драма
Рейтинг: Отсутствует
Предупреждения: ООС, шипперам пары Асами-Акихито читать не рекомендуется
Дисклеймер: Все права на мангу принадлежат Яманэ Аяно, права на ВСС «Винторез» - Климовскому ЦНИИ точного машиностроения

(Действие происходит сразу после первой главы первого тома VF)

Тайная тетрадь Такабы Акихито

"Я и сам уже пять минут, как умер" - эта строчка из давно слышанной песенки крутится у меня в голове скоро неделю. Других мыслей не осталось. Моя жизнь закончилась, и что мне теперь делать? Лучшее, из чего я могу выбирать, это прийти на похороны и мокнуть под дождем, провожая в последней путь детектива Ямадзаки - моего лучшего друга, заменившего мне отца... предателя и негодяя, связавшегося с мафией. Я плачу, но вместо слез только дожевые капли стекают по моему лицу. Мертвые не плачут, разве нет?
Ко мне по очереди подходят сослуживцы Ямадзаки, суровые мужчины в годах, растроганно хлопают по плечу, демонстрируя скорбь и поддержку. Смешно... было бы, если бы я мог смеяться. Накануне господин Накамура, начальник Особого отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, лично выразил мне свое сочувствие в связи с "потерей лучшего человека, которого он когда-либо знал", поблагодарил за сотрудничество с полицией и почти час убеждал официально поступить на работу в отдел, обещая всяческое содействие и впоследствии государственную субсидию на учебу в Токийском университете. Я даже обещал подумать. О чем вообще может думать тот, у которого нет не то, что будущего, но даже и настоящего? - "Я и сам уже пять минут, как умер".
Ребята из отдела давно считают меня своим. Ну что же, как раз сейчас мне кое-что нужно.
- Шинья, можно тебя на пару минут? - Мы отходим к каким-то кустам, с которых ручьями стекает вода. Но мне все равно. Почти. К сожалению, блаженное чувство отрешенности от всего произошедшего никак не настигнет меня. Об этом и речь.
- Вы занимаетесь наркотиками и, я знаю, держите на заметке все нелегальные аптеки города. Мне нужно сильнодействующее снотворное. Поможешь?
- А зачем тебе?
- Я уже неделю не могу спать. Совсем. Я от этого с ума сойду. А тащиться к терапевту, проходить обследование, чтобы в итоге получить рецепт на валерьянку - это выше моих сил.
- Понимаю. - Шинья сочувственно хлюпает носом. Все в управлении в курсе, что моего лучшего друга застрелили у меня на глазах, так что сомневаться в моих словах у него нет оснований. К тому же, я не лгу. Лгать так утомительно, особенно мертвым.
Спустя пару часов я уже стою перед дверями частной аптеки в респектабельном районе города. Пожилой фармацевт принимает меня tete-a-tete, блюдя врачебную тайну. Наш разговор выходит недолгим и сугубо профессиональным. Я хорошо подготовился (бессонные ночи способствуют самообразованию через интернет), а он хорошо знает свое дело.
- Мне нужны мощные антибиотики широкого спектра действия. Эти, эти или вот эти. Полный курс.
- Тест на СПИД?
- Нет. - Зачем мне тест, который может показать результат только через полгода? Я не собираюсь ставить рекорды долголетия, но профилактика необходима. Если Асами склонен насиловать кого попало, то странно было бы думать, что все обойдется...
- Вот эти вам подойдут. Они отлично себя зарекомендовали, особенно в случае ЗППП. - Специалист, мать его... - К сожалению, имеются и побочные действия...
Мне неинтересно, но из вежливости я выслушиваю про необходимые меры предосторожности.
- И еще. Мне нужно сильнодействующее снотворное. Не святая водичка, а такое, что вырубает напрочь. - Впервые я вижу в глазах фармацевта что-то вроде сочувствия. Это не тот эффект, на который я рассчитываю. Мне абсолютно все равно, к каким выводам он пришел, но, как сказано в каком-то детективе, "запоминается последняя фраза", а мне не помешает, чтобы, если Шинья вдруг решит поинтересоваться у аптекаря, что же все-таки мне было нужно, тот ответил: "снотворное".
Черный рынок лекарственных средств пробил в моем бюджете существенную дыру. Но это неважно. В конце концов, мысль о том, что расходы на мои похороны лягут на чьи угодно, только не на мои плечи, очень согревает. Ах да, травиться снотворным я не собираюсь. Это так пошло. И поэтому передо мной встает банальный до ужаса вопрос: что делать?
Проще всего притвориться, что ничего не было, продолжать какое-то время жить по накатанной, окунувшись с головой в повседневность, и верить, что кошмар как-нибудь развееется... Только этому не бывать. Не то чтобы я был таким уж принципиальным, или твердолобым, но есть вещи, через которые я не могу переступить. Невероятное унижение, чувство бессилия, ощущение неимоверной грязи, брезгливость и отвращение... стоп, я поклялся себе не вспоминать. Впрочем, все это несущественно. - "Я и сам уже пять минут, как умер".
Мне нужна цель. Не в жизни - в том эфемерном существовании, которое заполнит краткий отрезок времени между настоящим моментом и финалом истории. И ведь цель у меня, в самом деле, есть. Это Асами. Ох, нет, только не банальная месть в р-романтических традициях слезливых дорам! Но если серьезно, то по меньшей мере наивно думать, что это только мне так исключительно не повезло оказаться в его власти. И до, и после меня... Ну уж нет, после - не будет!
И вот так, за какое-то мгновение перед тем, как снотворное начало действовать и я наконец-то провалился в благословенную тьму без сновидений, я придумал себе способ достойно прожить и красиво умереть (мелодрама, мать вашу...).

Начало. Начнем с того, что военные действия требуют денег, которых у меня нет. Окидывая взглядом свое жилище, я уже знал, чем смогу пожертвовать. Коллекция первоклассной фототехники, собранная в течение нескольких последних лет, мне точно больше не понадобится - я не император Цинь Шихуанди, чтобы набивать барахлом свой курган. Да здравствуют интернет-аукционы - за несколько дней я сплавил почти все свое имущество, заодно избавившись от пыли и существенно расширив жизненное пространство. Что ж, будем считать это еще одним шагом на пути к тотальной пустоте.
Экипировка. Старый приятель Шинья долго сопел, услышав совершенно невообразимую просьбу свести меня с нелегальным торговцем оружием. Но я честно признался, что пережитый кошмар постоянно стоит у меня перед глазами, что я не смогу вздохнуть свободно, пока не обзаведусь хоть какой-то гарантией... - Так просто: если не знаешь, что соврать, скажи правду.
Торговец оружием имел откровенно криминальную внешность и обитал в соответствующей дыре, попасть в которую можно было только через бар, полный сомнительных типов. (Похоже, коррупция в полиции процветала, потому что Шинья был в дружеских отношениях со всеми этими отбросами общества). На вопрос, что именно мне требуется, я ответил прямо: снайперская винтовка с глушителем, оптический прицел к ней и полный боезапас. Шинья позеленел, а торговец недоверчиво хмыкнул, вытащил из-под прилавка какую-то железяку, с которой только на слонов ходить, осчастливил меня сообщением, что точно такая же снималась в каком-то голливудском боевике, и предложил провести натурные испытания на ближайшем пустыре. Боже мой, какая скука... Невелика доблесть доказывать свою состоятельность какому-то бандиту, особенно, если ты профессиональный фотограф, наводить объектив на цель умеешь по определению и руки у тебя не дрожат.
И все же, результат превзошел мои ожидания. Потому что, проникшись ко мне уважением, торговец презентовал мне ЕЁ - мою первую и единственную любовь - ВСС (винтовка снайперская специальная) «Винторез» - игрушку весом всего 3,4 килограмма (вместе с оптическим прицелом) и дальностью стрельбы 400 метров**. Еще в лихие девяностые партию новейших винтовок продали на Восток, и вот каким-то чудом я смог заполучить ее, экзотическую красавицу, дожидавшуюся меня в спецкейсе, в подвале мелкого торговца оружием в Японии.
Рекогносцировка. Тщательное изучение топографии города в сети, потом - осторожный выезд на местность. Вот оно: рядом с одним из клубов Асами расположен торговый центр, весь третий этаж которого занимает медиа-магазин. Шикарное место: работает до позднего вечера, торговая площадь заставлена стеллажами и не просматривается, а возле окон, выходящих на запасной выход Асамиевского логова, размещается респектабельный отдел военной истории, а не поп-музыки, или, упаси Боже, женских романов.
С этого момента моя замершая до вялой неподвижности жизнь вновь лихорадочно помчалась вперед. Мне казалось, что отпущенное время истаивает с каждым моим вздохом, а нужно было еще столько успеть: инструкция к винтовке прилагалась на кириллице, и программы автоматического перевода выдавали что-то невообразимое. Зато, Асами, как истинный бизнесмен, вел жизнь размеренную, инспектировал свою собственность строго по графику, и его бронированный лимузин, квадратная спина и такие же квадратные фигуры охранников, наверное, начали бы мне сниться, если бы я мог спать.

И вот, в один прекрасный день, в футболке с портретом Че Гевары (с фото Альберто Корда) и со спецкейсом в руках, я вошел в книжный магазин, автоматически улыбнулся милой продавщице у входа и в точном соответствии с планом, размеченным поминутно, отправился к облюбованным полкам в дальнем углу отдела военной истории. Открыть кейс, собрать винтовку, приоткрыть окно как раз настолько, чтобы обеспечить необходимый угол стрельбы - во двор уже въезжал набивший оскомину лимузин, вот он притормозил, остановился, распахнулась дверца... Я поднял винтовку, навел объектив на цель, задержал дыхание, как положено по инструкции, и в промежутке между двумя ударами сердца...
В последний момент меня настигла запоздалая мысль, что я, все же, не Господь Бог, чтобы решать за Него, кому жить, а кому умереть. И поэтому я оставил маленький шанс Ему вмешаться и самому определить судьбу Асами, и в это сверхъестественно замедлившееся мгновение немного сместил дуло вниз, поймал следующий промежуток между ударами сердца...
...и плавно спустил курок.
Время вздрогнуло и пошло вперед: внизу вокруг оседающего на асфальт тела Асами бессмысленно суетились охранники, но эта картинка меня больше не интересовала. Я аккуратно прикрыл окно, стараясь только, чтобы блик заходящего солнца не выдал мое местоположение и не спровоцировал стрельбу по торговому центру, сложил винтовку, снял с полки роскошно изданный том "Истории самураев", подхватил спецкейс и направился к выходу из магазина. Когда и как меня арестуют и что будет потом, меня не волновало абсолютно. Долгожданный покой накатил на меня, мне казалось, что все происходящее я теперь наблюдаю со стороны, с ленивым любопытством, не более того.
Оплата дорогостоящей покупки заняла некоторое время: с оформлением дисконтной карты, поклонами и пожеланиями заходить еще, и когда я вышел из торгового центра, происходящее на улице напоминало ТВ-хронику из какой-нибудь горячей точки. Завывала целая орда скорых, как будто погибло не меньше десятка человек, вокруг все уже было оцеплено полицией и на глазах опутывалось пластиковыми лентами, невдалеке из грузовика выпрыгивали бойцы очередного спецподразделения... не хватало только высадки марсиан, и картину всеобщего дурдома можно было считать завершенной.
Не успел я приоткрыть рот, как меня грубо оттеснили в сторону и по оставленному на тротуаре узкому проходу направили вместе с толпой случайных зевак к ближайшему выходу из подземки. Сдаться с повинной мне бы однозначно не удалось, даже если бы я и захотел, но я все еще пребывал в состоянии, близком к нирване, а это было лучшее, чего я мог желать.

Только дома, переключая новостные каналы, который наперебой расписывали покушение на неназванного, но очень влиятельного лидера преступного мира, явившееся следствием глобальной войны между кланами местных якудза и их конкурентами из китайских триад (кто бы мог подумать?), я осознал, что вернулся в исходную точку. Все тот же вопрос: и что мне теперь делать?
Но лихорадка последних дней все еще не отпускала меня. Меня непременно хотели видеть в управлении полиции - старые приятели не могли не поделиться инсайдерской информацией: пуля неизвестного киллера настигла убийцу Ямадзаки, пройдя всего в нескольких миллиметрах от позвоночника, и теперь он сам балансирует между жизнью и смертью в Университетском госпитале. Мой лучший друг, мой второй отец отомщен, и мне положено радоваться... Я и радуюсь, разве нет? Для того, кто и сам недавно умер, я просто-таки неприлично рад.
- Начальник отдела Накамура который час не вылезает с совещания в министерстве. Асами еще жив, но схватка за его наследство может начаться с минуты на минуту: почуявшие кровь конкуренты уже зашевелились. В госпитале у палаты Асами установлен круглосуточный полицейский пост, но кто может поручиться... - Шинья на мгновение прервался:
- Кстати, хочешь на него взглянуть?
- ???
- Там дежурят ребята из соседнего отдела. Вопросов задавать не станут. А ты сможешь убедиться, что твоим страхам пришел конец.
Нехорошо предавать доверие друга. Гадостное чувство. И тут меня осенило:
- Знаешь, если это действительно возможно, лучше я сделаю репортаж.
- Ну-у... Фотоаппаратуру туда пронести не удастся.
Это даже не смешно. У меня аппаратуры с некоторых пор вообще нет.
- Я обойдусь камерой от мобильника. Или одолжу мыльницу. Неважно.
И неожиданно я оказался там, куда никак не рассчитывал попасть. Шинья остался в вестибюле с коллегами, а меня, пользуясь временным отсутствием медперсонала, практически втолкнули в палату, где в окружении самой современной техники находился тот, с кем мне меньше всего хотелось еще раз оказаться наедине.

Я не хочу, не хочу смотреть в ту сторону. Мне незачем было приходить сюда. Все произошедшее за последние часы на самом деле ничего не изменило...
Ладно, хватит трусить. Я отклеиваюсь от стены, достаю мыльницу и подхожу ближе. Выбросив из головы все лишнее, выстраиваю кадр. Вспышка. Еще одна. Человек на кровати неожиданно открывает глаза. Я по инерции делаю еще несколько кадров, прежде чем до меня доходит...
- Акихито...
Какая честь, меня даже помнят по имени... Внезапная злость охватывает меня. Милость к побежденным, как же. Не припомню, чтобы ко МНЕ кто-то проявил милосердие.
- Давно не виделись. Как самочувствие?
- Это ты.
Утверждение, не вопрос. Мы оба прекрасно понимаем, к чему оно относится. Ни о каких мифических китайских триадах, разумеется, речь не идет. Я мог бы многое сказать в ответ, но я все еще по эту сторону реальности и прекрасно помню о камерах слежения. Но молчание ведь тоже знак согласия.
- Почему?
Следующий вопрос тоже вполне очевиден. Конечно, это не банальное: "Почему ты это сделал?" Какая глупость, в самом деле. Он профессиональный убийца, и прекрасно разбирается в тонкостях своего ремесла. Вопрос, конечно же, должен звучать: "Почему именно такой выстрел?" Потому что класс стрелка он оценивает верно. И черт возьми, мне это немного льстит.
Я пожимаю плечами и говорю чистую правду:
- У тебя еще целая жизнь впереди. Если очень повезет, ты когда нибудь сможешь снова встать на ноги. - Ненависть. По крайней мере, теперь он возненавидит меня так же, как я его, и уже никогда не будет смотреть, как на ничтожество. - Но пока твоя задача-максимум научиться самостоятельно добираться до туалета. И надеяться, что желающие преждевременно поживиться твоим наследством до тебя не дотянутся.
Человек на кровати устало закрывает глаза. Я могу вдоволь любоваться его точеным профилем на фоне белых простыней. Странно. В сущности, такой красивый человек. Возможно, он даже выживет. Возможно, изменит свои привычки, а может и нет. Восстановит пошатнувшееся могущество, или погибнет в битве преступных кланов. Вселенское безразличие овладевает мной. Мне здесь больше нечего делать. Эта страница моей биографии закрыта.
- Выздоравливай, - говорю я искренне. И почему-то знаю, что мое равнодушие? снисходительность? бесчувствие? ранит его гораздо сильнее, чем можно было бы предположить.
- Акихито.
Мне не нравится его взгляд. Это не угроза. Это гораздо хуже, это непреклонность. Но с некоторых пор я и вправду разучился бояться. И как ни выспренно это звучит, моя возлюбленная со мной. ВСС - это аргумент. Мой последний довод. Но я не скажу этого вслух. Не из-за камер. Просто сейчас ему небходима надежда. И злость. И вера в себя. Уж я-то знаю. И пусть я не хочу в этом признаваться, но я тоже чуть-чуть надеюсь, что наши пути еще пересекутся. Когда-нибудь. Как-нибудь. Я буду ждать.
- Прощай. - Я почему-то медлю, прежде чем уйти и окончательно порвать связывающую нас нить понимания, беседы без слов, состоящей из головокружительной смеси намеков, предостережений, полупризнаний, полуобещаний... И его молчание в ответ звучит яснее ясного.

Я иду по больничному коридору. Мне еще нужно успеть продать снимки в таблоиды, чтобы попасть в утренние выпуски, и я лениво размышляю о том, что полученного гонорара вполне может хватить на покупку новейшей никоновской зеркалки. Я даже начинаю смутно воображать какое-то будущее. Можно воспользоваться протекцией Накамуры и все-таки поступить в университет, или уехать к отцу в Штаты и всерьез начать делать карьеру профессионального фотографа. Мне неожиданно становится весело: как там звучит эта расхожая фраза? - "Господь создал людей свободными, но равными их сделал Кольт". Надо всего лишь заменить "кольт" на ВСС.
Чувство восхитительной легкости на грани небытия. И мне в принципе не должно быть дела до людей, только что вошедших в госпитальный вестибюль. Красавец с длинными развевающимися волосами и группа охранников за ним. С такой внешностью либо в модельный бизнес, либо в итальянскую мафию. А поскольку фэшн-шоу здесь точно не предвидится, исходим из второго. Похоже, эти с визитом к Асами. Неужели все-таки китайские триады? Как же мне надоел их преступный мир... Я отступаю за колонну и тихо связываюсь с Шиньей по bluetooth. Полицейских на посту следует предупредить в любом случае, а Асами... Асами просто оставить его шанс выжить.
С деланным спокойствием я иду дальше. Для них я никто, пустое место, убеждаю я себя. Кто-то из охраны равнодушно оттесняет меня в сторону, и только их главарь почему-то замедляет шаг, поравнявшись со мной. Холодный изучающий взгляд из-под темных очков, небрежная усмешка... и он идет дальше. Вот и все. По моей спине пробегает дрожь, как будто где-то рядом внезапно приоткрылась дверь в параллельную реальность...
...и тут же закрылась вновь.

_____________

** www.legendary-arms.ru/sniper-rifles/vintorez





NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm
запись создана: 12.02.2010 в 22:58

@темы: фанфик, Видоискатель, Аяно Яманэ

00:08 

Кошка, которой нет
ПЕРВЫЙ ФИК по Totally Captivated

Источники вдохновения:
1. Традиционно - манга "Okane ga nai", в 1 томе которой главный герой-мафиози старательно изучал руководство по правильному обращению с домашними любимцами
2. Дискуссия с mura35 о том, кто же все-таки Му Кёл - "dog" или "pet"?

(Действие происходит после основных событий манхвы)

ПЛОДЫ ПРОСВЕЩЕНИЯ

Ивон опять засиживался на работе допоздна. Некоторое время назад он начал замечать за собой странные вещи. Мало того, что от офиса до дома он каждый раз добирался все более кружным путем, мотивируя это тем, что при нынешнем сидячем образе жизни ему просто необходимы пешие прогулки. Так ведь и его широко известное прилежание на новом месте работы достигло невиданных высот. Он не только с охотой брался за любую сверхурочную работу, это было бы еще полбеды: карьера, репутация и прочее, но нет, он продолжал торчать в офисе, даже когда делать было абсолютно нечего. Пора было честно признаться самому себе: он НЕ ХОЧЕТ идти домой. Жизнь со зверем - это конечно, очень романтично - в книжке - но Ивону хотелось простых человеческих радостей: уюта, покоя, немного уединения... и чтобы эта сволочь, наконец, перестала кусаться!
Вот и сегодня: сотрудники уже давно разошлись, свет приглушили, а Ивон все сидел за столом, невидящим взглядом уставившись в монитор с биржевыми сводками.
- Чем это ты так занят?
Ивон вздрогнул. Оказывается, в офисе он был не один. Господин Чхве**, недавно назначенный начальником отдела, по слухам, родственник Самого, и третий самый красивый парень, которого Ивон когда-либо встречал, склонился над его плечом.
- Знаешь, мне не очень нравятся сотрудники, которые днюют и ночуют в офисе. Может, это и принято считать проявлением исключительного трудолюбия, но по-моему, это означает, что кто-то просто не справляется со своими обязанностями.
Насмешливый тон и рокерская внешность начальника странно контрастировали с формальной выволочкой, которую тот только что устроил Ивону. Судя по всему, Чхве уже успел побывать дома, переоделся, и теперь отправлялся в вечерний загул, а в офис заглянул просто по пути, привлеченный светом одинокого окна. Ивон мог бы даже нафантазировать себе сцену с сексуальными домогательствами, если бы не та плохо скрываемая брезгливость, с какой новый начальник отзывался о лицах с нетрадиционной сексуальной ориентацией, напиваясь на "хвесике" по случаю вступления в должность, не далее как в прошлую пятницу.
Похоже, угроза нависла над его едва начавшейся карьерой, а не над его честью. Значит, задерживаться на работе теперь не получится, а в итоге опять пострадает... честь. Пока Ивон предавался этим безрадостным размышлениям, одновременно силясь изобразить хоть какой-то внятный ответ на замечание начальства, внимание Чхве привлек новый объект:
- Стоп, а это еще что такое? Укус? У тебя что, собака?
- Эм-м...
- Здорово! А какой породы? У меня, между прочим, тоже есть пес, настоящий хаски! Твой что, еще щенок? Поэтому ты ходишь покусанный? И сколько тапочек он уже изгрыз?
- Ну-у.. Э-э, это д-дворняга. - Он хотел сказать "доберман", но в последний момент передумал, потому что слабо представлял себе различия между доберманом и далматинцем, и кто там из них весь в пятнышках?
Ивон заметил разочарованный взгляд начальника и быстро поправился:
- Помесь. М-мм, дворняги и волкодава, вот. Но волкодава больше. Зверь! - Ивон чувствовал, что его несет куда-то не туда, но попытки приблизиться к реальности только еще больше запутывали ситуацию.
- Большой?
- Да-а! Больше меня, э-э, ну, когда встает на задние лапы, конечно! - Ивон с трудом подавил желание зажмуриться, внезапно представив себе реакцию Му, если бы тот каким-то чудом услышал, что о нем говорят.
- Так что же ты его не воспитываешь? Такая собака, если ее вовремя не поставить на место, может стать угрозой для окружающих. - Начальник явно сел на любимого конька. Устроившись на углу стола перед Ивоном, он с энтузиазмом продолжил:
- Собаки - стайные животные. Им обязательно нужен вожак. А если вожака нет, твой пес может решить сам занять это место, и тогда хлопот не оберешься... Я понимаю, ты любишь своего щенка и во всем ему потакаешь, но это может плохо закончиться. Знаю я один случай...
Ивон чувствовал легкое головокружение. У него в мозгу окончательно смешались в кучу кони, люди, тьфу, собаки...
- ...Но это же пастушья порода. Представь себе, белая болонка размером с теленка****. И каждый вечер, когда она решала, что пора спать, она загоняла своих овец в кошару, точнее, хозяев в спальню, и до утра не давала им выйти оттуда. Даже в туалет. Ха-ха!
Происходящее оборачивалось полным фарсом. Но в словах Чхве неожиданно блеснуло рациональное зерно:
- Понятно, ты начинающий собачник, опыта у тебя нет. Слушай, у меня тут где-то завалялась отличная книжка по дрессировке собак крупных пород. Она для чайников, но там масса полезного. То, что тебе сейчас необходимо. Учись! Если твой пес наполовину дворняга, ума ему не занимать, но хозяином должен быть ты! - с этими словами Чхве дружески похлопал Ивона по плечу, вручил ему растрепанный покетбук и убыл по своим делам.
Ивон разочарованно вздохнул. Такой классный парень, а интересуется только собаками. Не то, чтобы ему самому было недостаточно общества Му Кёла, но все-таки... Кстати, о Му Кёле. Раз уж у него есть книга, почему бы и не прочесть пару страниц? В любом случае, это предпочтительнее, чем тащиться домой.
Изучение специальной литературы неожиданно увлекло. Если правильно интерпретировать изложенное, то можно попробовать применить полученные знания на практике. Хуже точно не будет.
Как ни странно, Му безо всякого сопротивления принял правила новой игры, предложенной его любовником. В первый же вечер Ивону удалось приучить его приносить по команде тапочки, газету и пульт от ТВ, правда, наутро он смог встать с постели с большим трудом, но тем не менее, он явно находился на правильном пути.
На следующий день по дороге домой в зоомагазине были куплены: строгий ошейник с шипами, несколько видов цепей с карабинами и кожаные поводки. Ивон некоторое время размышлял над намордником, но потом отказался от этой идеи, в основном из-за непреодолимых различий в анатомии людей и собак.
Сексуальная жизнь на глазах становилась все разнообразнее. Му Кёл, которого перемены явно застали врасплох, с восторгом отдался новым забавам. А поскольку в ошейнике и на поводке особо не покусаешься, то и Ивон чувствовал себя почти счастливым. Но все-таки до идеала было еще далеко. Была у Ивона одна мыслишка. Правда, если Му что-то заподозрит...
- Кто не рискует, тот не пьет шампанского! - Ивон слегка утратил бдительность и произнес последнюю фразу вслух.
- Что? Чем это ты там занят?
- А? Ну, законы о налогообложении опять поменялись, так что мне нужно учить их заново, - отбарабанил Ивон практически на автопилоте, одновременно запихивая распадающийся от частого использования покетбук под ноут. Он как раз разрабатывал сложную многоходовую комбинацию "кнута и пряника", которая в случае успеха могла позволить ему добиться стратегической цели: сподвигнуть Му хотя бы раз сменить свою "позицию".
Ивон твердо решил вернуть себе свое естественное состояние. Если уж ты живешь со зверем, то тогда кто ты сам? Правильно, ты - хозяин.

____________

** Чхве - раньше в России эта фамилия традиционно переводилась как Цой.

**** Речь идет о южнорусской овчарке. Вот такой:






NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm
запись создана: 29.01.2010 в 21:21

@темы: фанфик, YOO Ha Jin, Totally Captivated

18:34 

Кошка, которой нет
НАБРОСОК ФИКА по Видоискателю

Накануне в новостях проскочило сообщение о том, что "В Швеции церковь разрешила однополые браки". Отсюда и родилась идея сюжета, который при желании можно растянуть, как минимум, на целый том VF.

Завязка.
Асами в традиционном костюме-тройке ждет у алтаря, от нечего делать запугивая священника до икоты. Церковь полна народу: мафиози с семьями, суровые мужчины в темных очках, женщины в цветастых платьях промокают глаза платочком, прелестные детишки устроили кучу-малу в проходе... Раздаются звуки торжественного свадебного гимна. Такаба в белом подвенечном платье с флердоранжем и шлейфом, который тащит взмокший Тао, чинно движется к алтарю...

Но! Мы же помним, что у нас еще целый том впереди, а лучше три. Поэтому дальше сюжет развивается драматически.

Вариант первый.
Такаба, будучи идиотом альтернативноодаренным по определению, вдруг чего-то себе навообразил (как обычно: "он меня недостаточно любит, поэтому надел черные носки к белым штиблетам", или "я его недостоин, поэтому ближайшие пять лет я должен посвятить самосовершенствованию / спа-процедурам"). В результате подобных умозаключений он круто разворачивается на каблуках и бежит из церкви в светлую даль. Соответственно, все присутствующие на церемонии во главе с Асами включаются в увлекательную игру "Поймать Такабу".

Вариант второй.
Как раз в разгар церемонии, когда священник готов задать самый главный вопрос, а жених - наконец-то надеть колечко на дрожащий пальчик Акихито (пить надо меньше!), половина зала (например, левая) вдруг одномоментно вскакивает с мест, паля в воздух изо всех видов легкого стрелкового вооружения. "Вау! Обещанный фейерверк!" - Тао счастлив, а тем временем невесту за его спиной наглым образом похищают. Следующий кадр: по центральному проходу церкви несется красавец Фейлон с фирменными развевающимися за спиной волосами и с охапкой шелка / кружев / перьев, в которой угадываются очертания Такабы, в руках. За ним - Асами, который палит на бегу из двух стволов "по-македонски", одновременно решая в принципе неразрешимую задачу: как в этом курятнике исхитриться и ни в кого не попасть.

Дальше сюжет можно свести к банальной погоне за Такабой, а можно еще больше драматизировать. Допустим, на выходе из церкви Фейлон отбрасывает Такабу, как уже ненужный аксессуар, запрыгивает в BMW-кабриолет (кабриолет совершенно необходим, потому что волосы!) и уезжает. На ступеньках появляется запыхавшийся Асами и ни секунды не задумываясь кидается в погоню. Такаба валяется в пыли, никому не нужный. Ангст.

В общем, где-то так )))))))



NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm
запись создана: 26.10.2009 в 01:27

@темы: фанфик, Видоискатель, Аяно Яманэ

18:34 

Кошка, которой нет
ФИК НОМЕР ТРИ - Продолжение

(Начало здесь: www.diary.ru/~corvina-a/p79373698.htm )

Чем заканчиваются кризисы...

Персонажи/Пейринг: Асами/Фейлон
Жанр: юмор, романтика
Рейтинг: Нету
Дисклеймер: Цитата в финале принадлежит Маргарет Митчелл

Что такое кризис? - Часть 2

Асами Рюичи к своим 35 годам если и был в чем-то твердо уверен, так это в том, что удивить его практически невозможно. Он много видел и многое испытал, как правило, на собственной шкуре. Даже проклятый кризис не смог его подкосить: главное, он выжил, а бизнес наладится сам собой - после явления влюбленного Фейлона в этом не было сомнений. Поэтому Асами вполне хладнокровно позволил отконвоировать себя в аэропорт. И там его ждал первый сюрприз.
У трапа частного самолета их встречал ни кто иной, как Йо, которому уже давно полагалось упокоиться в могиле / на дне Южно-Китайского моря (нужное подчеркнуть). Внешне невозмутимый, он преданно ел глазами Фейлона, стараясь при этом не встречаться взглядом с Асами. Последний с горечью вспомнил народную мудрость: "единожды предавший, предаст и дважды" и пожалел, что лично не обеспечил Йо героическую гибель. По крайней мере, теперь стал очевиден источник неожиданной Феевой осведомленности. Труп номер три, мстительно подумал Асами (после экс-финансового директора и самого Фейлона).
Личный лайнер главы Байше, как и следовало ожидать, отличался избыточной роскошью. Обстановка внутри напоминала номер в дорогом отеле (борделе!). Кровать тоже наличествовала и более того, была бесстыже выставлена напоказ прямо посреди салона (Как они ее сюда запихнули, интересно знать?). Асами внутренне содрогнулся и приготовился дорого отдать свою честь. Однако, его подстерегал второй сюрприз. Равнодушно проследовав мимо, Фей поманил пальцем Йо... и эта парочка так и просидела весь рейс рядышком на пресловутой кровати, склонив головы над ноутбуком и о чем-то тихо переговариваясь. В итоге, Асами самым идиотским образом почувствовал себя "третьим лишним". Такого откровенного пренебрежения своей персоной он не припоминал ни разу за последние тридцать лет.
Из аэропорта кортеж машин направился прямиком в башню Байше. Там Асами сдали с рук на руки небольшому отряду охранников / прислуги / горничных и в конце-концов оставили обживать апартаменты на ...дцатом этаже. Апартаменты, как апартаменты... Спиртного нигде ни капли, хорошо хоть блок сигарет нашёлся. Асами раздраженно кружил по комнатам: избыток адреналина в крови не давал ему уснуть, а безумный день, начавшийся ещё в токийской квартирке Такабы, все никак не заканчивался. Наконец, в дверь постучали, и почти сразу же в распахнувшийся проём в вихре цветного шелка вступил Фейлон. Чего и следовало ожидать. Асами внутренне собрался и заново приготовился дорого отдать свою честь. Но третий на сегодня сюрприз уже стоял на пороге.
- Знакомься, это господин Ван, лучший в Китае специалист по финансовому оздоровлению. - За спиной Фея нарисовался седовласый старичок благообразного вида, больше всего похожий на монаха-даоса. - Господин Ван, или "дедушка Ван", как его уважительно принято называть. В молодости командовал отрядом хунвэйбинов, отсидел в лагерях, потом работал с Дэн Сяопином, был зампредседателя Народного банка Китая, теперь на пенсии. Его консультации стоят фантастически дорого... но они того стоят. Нам просто невероятно повезло, что у господина Вана нашлось для тебя время. - Фейлон излучал прямо-таки американский оптимизм, совершенно неуместный после такого выматывающего дня. - Ну хорошо, вы тут разбирайтесь, не буду вам мешать, - с этими словами Фей тихо испарился.
Очень скоро Асами понял, что опасаться надо было вовсе не сексуального насилия. Пенсионер-хунвэйбин взялся за него всерьёз. Шестичасовой допрос с пристрастием заставил Асами вспомнить и выложить специалисту по финансовому оздоровлению (пыткам!) все о своем бизнесе: даже то, о чем он и сам не догадывался. Причем, за все это время "дедушка Ван" ни разу не повысил голос, что заставляло Асами еще сильнее чувствовать собственную финансовую несостоятельность.
С трудом пережив кошмарную ночь, Асами практически вырубился на весь следующий день. Ему снились "коммунистические застенки" и прочие ужасы. Но наступил вечер, а с ним пробуждение, жуткая головная боль и проблема: чего еще можно ожидать от Фейлона. Проблема не заставила себя долго ждать. В дверь вежливо постучали, и на пороге возник Фей в очередном чеонгсаме, сияющий, как новенький юань.
- А у меня для тебя сюрприз, - преувеличенно бодрым голосом провозгласил он.
- Уже четвертый, - мысленно простонал Асами.
- Смотри, это подарок, - Фейлон водрузил на стол большую коробку, расписанную драконами и прочими художественными излишествами.
Асами, обладавший скорее избыточным жизненным опытом, мгновенно представил, какие именно "подарки" мог раздобыть для него Фейлон в самых брутальных секс-шопах Гонконга, и похолодел. Взяв себя в руки, он приготовился дорого отдать свою честь (в который раз!).
Тем временем, ничего не подозревающий Фей распаковал проклятую коробку:
- Вот!
Асами с трудом подавил желание зажмуриться и мужественно взглянул судьбе в глаза (посмотрел на содержимое коробки). Внутри лежали... толстые тома в темно-красных переплетах.
- Книга - лучший подарок! - глубокомысленно изрек Фейлон. - Здесь все три тома "Капитала" Маркса, работы Мао, Дэна, даже Ленин есть: "Лучше меньше да лучше" и "Как нам реорганизовать Рабкрин". Очень актуально на сегодня.
- Кто такой Рабкрин? - Асами понимал, что несет чушь, но ничего другого в этой дикой ситуации ему в голову не приходило.
- Пока не знаю. Ты, главное, побыстрее все это прочитай. Мне не терпится обсудить с тобой некоторые особенности развития современного капитализма в условиях глобальной экономики.
- ЧЕГО???
Но на этом Фей счел свой визит завершенным и растворился в пространстве, подобно Чеширскому коту, оставив после себя шлейф восточных ароматов, шелест шелков и тающую в озадаченном воздухе улыбку.
- Может, у меня галлюцинации? - с надеждой подумал Асами. Если учесть, что последний раз он держал книгу в руках еще в школе (откуда его в итоге вышибли за "антисоциальное поведение") и кроме деловых документов и заголовков новостей ничего не читал принципиально, считая, что в современном мире доминируют другие способы передачи информации, дары Фейлона выглядели совершеннейшим издевательством.
В конце концов, Асами ничего не оставалось, как завалиться спать. Одному. Снилось ему что-то уж совершенно невообразимое: сплошные эротические (порнографические!) сцены с Феем в главной роли, причем самому себе Асами грезился в таких позах, что даже привычный ко всему Акихито сгорел бы со стыда.
Утро нового дня ничего принципиально не изменило. Гора литературы на столе однозначно свидетельствовала, что все происходящее - жестокая реальность. Асами от безысходности взял полистать самый толстый том... и резко швырнул им в дверь. Дверь распахнулась.
- Они что же тут, совсем расслабились, дверей не запирают? - Асами выглянул наружу. Коридор, отделанный в минималистском стиле, хорошо просматривался (простреливался!) во все стороны и являл миру полнейшее отсутствие какой-либо охраны. Сюрприз номер пять: вообще никого.
Пленник (собственно, а почему я решил, что я в плену?) осторожно прошелся по коридору. Несколько закрытых дверей, к одной из них скотчем приклеен листок бумаги в клеточку. Крупными иероглифами сделанная явно детской рукой надпись: "Фей-сама".
- Это надо понимать, апартаменты Фейлона? Он бы еще стрелочку на полу нарисовал!
Асами, с трудом вспомнив, что надо собраться и попытаться подороже продать свою честь (зачем и, вообще, кому?), решил идти указанным путём до конца. Оказалось незаперто, внутри никого, на полу в центре комнаты грудой свалены разноцветные шелка вперемешку с многочисленными предметами мужского туалета.
- Он что тут, оргии без меня устраивает? - вскипел Асами и плохо соображая, чего же он в конце-концов хочет добиться, рванул в глубь апартаментов.
В конце анфилады комнат, на фоне громадного панорамного окна с видом на залив, за массивным письменным столом в абсолютном одиночестве сидел Фейлон и что-то писал. Услышав вошедшего, он поднял голову и обернулся.
- Ты носишь очки?! - выпалил изумленный Асами и окончательно дезориентированный, продолжил вслух: Уже шестой, - имея в виду непрекращающийся поток сюрпризов.
- Э-э?... Асами? Я думал, у меня еще есть пара дней в запасе. Но раз уж ты здесь... - Фей вежливо привстал и со странной, немного виноватой (в чем дело?) улыбкой указал гостю на кресло. - Да, очки... Видишь ли, у меня небольшая дальнозоркость, при стрельбе это скорее преимущество, а вот писать неудобно. Удивительно, что ты не знал, Йо же докладывал тебе всё до мелочей... Вот чего я точно тебе никогда не прощу. Это же просто унизительно - семь лет "под колпаком". Кстати, давай уж начистоту. Неужели все эти семь лет ты искренне считал себя неуязвимым? - Фей насмешливо взглянул на Асами. - Уверяю тебя, один хороший снайпер (ты хотя бы представлешь себе, сколько в Китае олимпийских чемпионов по стрельбе?) или рота спецназа в штатском совсем не проблема... - Фейлон внезапно посерьёзнел и отвернулся.
Впоследствии, вспоминая всю эту безумную поездку и абсолютно безумный монолог в финале, Асами неизменно представлял себе именно эту картину: чеканный профиль Фея на фоне неба и моря, смешавшихся в одну сплошную синеву в панорамном окне.
- Знаешь, как оказалось, я не могу... Я просто не умею навязывать свои чувства кому-то... Все это время ты был моей недостижимой мечтой, моей путеводной звездой, как ни избито это звучит. Но все проходит. Семь лет - слишком долгий срок. Слишком много горечи, слишком много несбывшихся надежд, нелепых случайностей и ненужных людей. Забавно, я признаюсь тебе в любви, которой больше не существует. Прости, что втянул тебя в это. Конечно, ты можешь считать себя совершенно свободным, я только прошу тебя не вмешиваться в деятельность господина Вана. Ты действительно получишь свой бизнес в лучшем виде, а я, разумеется, - исчерпывающую информацию о твоих делах, просто в качестве компенсации за Йо.
Повисло молчание, и Асами, только чтобы нарушить эту невыносимую тишину, сказал самую большую глупость в своей жизни:
- Не понимаю. И что же прикажешь мне теперь делать?
Фейлон помедлил, неопределенно улыбнулся... Затем пожал плечами.
– Асами, "я никогда не принадлежал к числу тех, кто терпеливо собирает обломки, склеивает их, а потом говорит себе, что починенная вещь ничуть не хуже новой. Что разбито, то разбито. И уж лучше я буду вспоминать о том, как это выглядело, когда было целым, чем склею, а потом до конца жизни буду лицезреть трещины... Мне хотелось бы волноваться по поводу того, что ты делаешь и куда едешь, но я не могу. – Он перевел дух и сказал небрежно, но мягко: – Дорогой мой, мне теперь на это наплевать."



NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm

@темы: фанфик, Видоискатель, Аяно Яманэ

16:30 

Кошка, которой нет
ФИК НОМЕР ТРИ (Будущее неопределенное - другой вариант)

Персонажи/Пейринг: Асами/Фейлон
Жанр: юмор, ангст (Воть!)
Рейтинг: Нету
Источник вдохновения: Аналитические обзоры падения мировой экономики
Предупреждение: Это не голая правда (Naked Truth (c)) - это жестокая реальность (Cruel Reality)

Что такое кризис? (с)

Некоторое время спустя после драматических событий на корабле.
В башне Байше царили непривычные тишина и покой. Лидер организации пребывал в меланхолии. Целые дни он проводил в халате, нечесанный, утешаясь философскими трактатами древнекитайских мудрецов. Скука. Нарушало ее только регулярное появление раскаявшейся физиономии Йо, каждое божье утро. Фей из последних сил терпел его многословные излияния, неизменно завершавшиеся требованием то ли убить, то ли полюбить. Фейлон всерьез опасался, что испортил себе карму, когда не застрелил мерзавца сразу же, и теперь обречен на подобные сцены до конца дней своих.
К тому же, куда-то пропал Михаил Арбатов. Со словами "Ну, я еще зайду" он исчез с корабля, и больше о нем не было ни слуху, ни духу.
- А что слышно о нашем русском коллеге? - внезапно спросил Фейлон, когда подчиненные в очередной раз собрались вокруг его ложа за инструкциями, впрочем, ни к кому конкретно не обращаясь.
- Так кризис у него. Импорт-экспорт сдох, товарооборот упал, арендная плата возросла... Он был вынужден съехать в какие-то трущобы, пересел с "Порше" на "Чери" и стал много пить.
- Кризис? - за любовными переживаниями Фей немного отстал от жизни. - А как у нас? Арендная плата и все такое? - осторожно поинтересовался лидер Байше.
- У нас все ОК. Это в России за первое полугодие 2009-го экономика сократилась на 10%. Пуховики перестали покупать, а цена на русских шлюх упала до исторического минимума.
У Фейлона в голове забрезжила некая идея. Он немедленно потребовал себе ноутбук, интернет и погрузился в изучение аналитических обзоров. Картина вырисовывалась... интересная. "По свежеобнародованным данным, экономика Китая во II квартале 2009 года выросла "всего лишь" на 7,9%. Тогда как в Японии падение тремя месяцами ранее составило 14,2% (в Китае наблюдался рост на 6,1%). В США за январь-март ВВП снизился на 5,5%. В Восточной Европе положение и вовсе аховое..."
Если связать все это с "феноменом Арбатова", то выходило, что уже не так важно, насколько ты успешный гангстер, важнее, в какой стране ты ведешь свой бизнес.
Фейлон почувствовал, как отступает депрессия последних недель. Вот оно! Его навязчивая идея, Асами! После того, как тот с возлюбленным Аки свалил с корабля и по слухам, наслаждался медовым месяцем на каком-то тропическом острове, новостей о нем больше не поступало. А между тем, "экономика Японии к марту 2009 упала до уровня 30-летней давности".
- Йо, ты немедленно отправляешься в Токио и любыми способами добываешь мне подробнейший отчет о состоянии дел Асами Рюичи. Максимально быстро, денег не жалеть, и не дай Бог, предашь еще раз - тогда ты точно меня больше не увидишь!
Сражённый жуткой угрозой Фейлона, Йо превзошел сам себя. В Токио он вышел на бывшего финансового директора Асами, недавно уволенного в связи с "оптимизацией штатов корпорации", который за кругленькую сумму выложил все, как на духу. Картина полностью укладывалась в схему. Миллиардеры стали миллионерами, начали экономить, и в результате доходы клуба "Сион" резко упали. Сверхнадежный банк, в котором хранились деньги якудзы, оказался не в состоянии выполнять свои обязательства. А если учесть, что Асами в последнее время совсем забросил бизнес, гоняясь за Акихито...
Получив отчет, Фейлон немедленно перешел к решительным действиям. Привел в порядок волосы, переоделся в европейский костюм, сделавшись похожим на итальянскую фотомодель, и рванул в Токио.
Йо утверждал, что с недавних пор Асами не могут найти ни якудза, ни кредиторы. Значит, он отсиживается у Такабы, мстительно подумал Фейлон, отправляясь по известному адресу. И действительно, дверь открыл высокий, атлетического сложения мужчина без пиджака, но с пистолетом в наплечной кобуре.
- А, это ты... Быстро же разносятся дурные вести!
- А где Акихито? - спросил Фейлон, переступая порог. Не то чтобы его это сильно интересовало, но надо же как-то начать разговор.
- На работе. Точнее, на четырех. Приводит в действие свою угрозу, что "он еще будет меня содержать", - невесело усмехнулся Асами.
- Ну-ну... А у меня к тебе предложение. Деловое. Значит, так. Вот документы на казино в Макао - оно процветает по-прежнему. Можешь забирать, на первое время хватит. Банк твой покупает Китайское правительство - я практически договорился. В ближайшее время его ожидает 100%-е рефинансирование. Что еще? Твоего бывшего финансового директора лучше пристрелить...
- Спасибо большое, но Такабу я тебе все равно не отдам!
- А при чем здесь Такаба? Извини, но за ТАКИЕ деньги я покупаю ТЕБЯ!
- Никогда!!!
Вот оно! Фейлон долго ждал этого момента и теперь наслаждался каждой фразой. Свою маленькую речь он заготовил еще в самолете:
- По моим данным, у тебя ровно два выхода: либо ты принимаешь мое предложение, либо делаешь харакири. Но Асами, подумай хорошенько, ты ведь якудза, а не самурай! И потом, ничего особо страшного тебе не грозит. Я же не психованный садист, как некоторые...
Все! Он сделал Асами.
Любовь всей жизни Фейлона перекосило от гнева и невозможности что-либо изменить.
- Ты [beep], [beep], [beep]!.. Ничего, кризис когда-нибудь закончится, и я с тобой рассчитаюсь!
Фей неопределенно пожал плечами. Кризис, любовь, война... Для себя он уже все решил. В ближайшем будущем Китай всерьез вознамерился стать мировым лидером, и Фейлон не собирался оставаться в стороне. По возвращении домой он первым делом подаст документы на заочное отделение Высшей школы экономики в Пекине.

(Продолжение здесь: www.diary.ru/~corvina-a/p83887717.htm# )

NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm

@темы: фанфик, Видоискатель, Аяно Яманэ

16:29 

Кошка, которой нет
ФИК НОМЕР ДВА (Будущее неопределенное)

Персонажи/Пейринг: Асами/Фейлон (Ну, наконец-то!)
Жанр: юмор, романтика
Рейтинг: А чёрт его знает... Самое неприличное здесь - название.
Источник вдохновения: Идея этого фика позаимствована из одной из экстр к "Okane ga nai!", где персонажи, узнав о грядущем переиздании их манги, решили слегка "подправить" сюжет.

Прокладка

Где-то в Юго-Восточной Азии. Респектабельный ресторан в пригороде мегаполиса: несколько столиков на открытой веранде в окружении буйной тропической зелени, но занят всего один. Зато в зарослях бугенвиллии по периметру все время шуршат: присмотревшись, можно различить темные массивные фигуры охранников. Они явно принадлежат к двум враждебным группировкам, но регулярно сталкиваясь нос к носу, стараются "не замечать" друг друга. Попискивают гарнитуры bluetooth, их заглушают крики попугаев... Картина полного умиротворения.
- Ну и какого чёрта тебе понадобилось?
- М-мм... Допустим, я соскучился.
- Что?!! Четыре часа лёту, и все потому что ты...
Асами вскакивает, хватаясь за пистолет. Классическая сцена: он опять целится в Фейлона. Паническое шуршание в обильноцветущих кустах усиливается.
- ...Ну и долго ты собираешься так стоять?
Асами гордо молчит и... усаживается обратно.
В кустах облегченно вздохнули. Хором.
Фейлон нервно кусает губы, затем, решившись, встает и устраивается на краю стола прямо перед Асами. Наклоняется к собеседнику, едва не скользнув волосами по его лицу. Говорит очень тихо и очень серьёзно:
- Во-первых, самое главное: о том, что мы здесь встречаемся, никто не знает. Это наш единственный шанс. Во-вторых... Как ты думаешь, что дальше? Я имею в виду 6-й том. Если мы так ничего и не предпримем, то...
Фейлон продолжает, наклоняясь все ниже, пытаясь за иронией скрыть свое отчаяние:
- Нет, не думай, мне лично героическая гибель уже не грозит. Мне "светит" либо твой малахольный Йо (спасибо, удружил!), либо "северный варвар" Арбатов, торгующий китайскими пуховиками и русскими шлюхами. Кошмар! Зато твоя судьба, похоже, решена. "Все для тебя, Акихито!" Ха! Так и будешь гоняться за Такабой? Это и есть предел твоих желаний? Если да, мне искренне жаль тебя, Асами Рюичи!
- Что тебя не устраивает? Ты сам был увлечен Аки, не отрицай. Я увел его у тебя из-под носа - вот ты и злишься!
- Ты серьезно? Единственный человек, который мне снился эти семь долгих лет, единственный, кто мне когда-либо был нужен... Как ты смеешь думать, что этот милый мальчик мог заменить мне... тебя? Как ты сам можешь так любить... Акихито? Впрочем, "какой смысл признаваться в чувствах кому-то, если в итоге он не станет твоим"?
Фейлон отстраняется, встает и отворачивается от Асами. Повисает напряженная тишина.
В кустах стараются не дышать.
Асами, немного опешивший от такого напора, пытается проанализировать ситуацию с новой точки зрения. Действительно, что дальше? Приторная любовь с Акихито на протяжении еще одного тома? Брак в Голландии и счастливая семейная жизнь? Ужас. А ведь стоит протянуть руку... Эта мечта кажется такой доступной, и такой невозможной.
- Фей, ты прекрасно знаешь. Герои яойной манги НИКОГДА не меняют специализацию. Это закон жанра. Нам никто не позволит...
Фейлон резко оборачивается. Пытаясь не спугнуть вспыхнувшую надежду, он говорит торопливо и сбивчиво:
- Именно поэтому... Мы должны взять свою судьбу в собственные руки. То есть, смотри... Мы можем легко обвести всех вокруг пальца. Все просто. Формально, ты продолжаешь любить Акихито. Я продолжаю любить Акихито. У нас практически "хард яой". Никто не удивится, если мы устроим что-то вроде menage a trois...
Асами уже не нужны дальнейшие разъяснения. Он порывисто встает и наконец-то заключает Фейлона в свои объятия.
О-о!
А.: - Я смогу быть с тобой... и трахать Акихито.
Ф.: - Я смогу целовать тебя сколько захочу... и трахать Акихито.
А.: - Я смогу прикасаться к тебе везде... и трахать Акихито.
Ф.: - Я смогу все, что угодно,.. если не забывать трахать Акихито.
А.: - Интересно, Акихито ничего не заподозрит?
Ф.: - Ну, мы же не станем его расстраивать.
А.: - Ох, чёрт! Мне нужно срочно возвращаться в Токио.
Ф.: - ???
А.: - Ловить Акихито.
В кустах раздаются бурные, продолжительные аплодисменты, льются слёзы счастья, начинается братание гангстеров: они меняются очками, телефонами и пистолетами. Хэппи-энд.



NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm

@темы: фанфик, Видоискатель, Аяно Яманэ

16:28 

Кошка, которой нет
Копирую сюда свои фанфики по Видоискателю из LiveInternet
(Кошмар, дневники размножаются, как кролики весной)

ФИК НОМЕР РАЗ (совсем крохотный)

Персонажи/Пейринг: Асами/Акихито
Жанр: юмор
Рейтинг: И не надейтесь!

Sweet overdose

Итак, Асами и Акихито нежатся на тропическом острове. Любовь! День - любовь, другой - любовь... К концу первой недели Асами начинает ощущать смутное беспокойство. Куда ни бросишь взгляд, веселый взлохмаченный Акихито носится по пляжу, задорно лая и изо всех сил виляя хвостом - ?!! - "Я перегрелся на солнце?!" - Опять любовь. Идея привязать к себе Такабу и никогда больше не отпускать уже не кажется такой удачной. Любовь. - Вернуться в Токио и выпустить на волю? - Перед мысленным взором Асами проносятся картины бесчисленных улиц родного города, где из-за каждого угла в любой момент может выскочить оптимистичный фотограф, и его надо будет спасать, потом утешать и снова любить... На второй неделе Асами сдался. Рука сама потянулась к i-Phone: "Э-э, Йо, ты там живой еще? Записывай. Координаты Такабы: ...восточной долготы, ...северной широты. Чтобы через 5 минут это было на столе у Фейлона!" - Уфф... Жизнь определенно налаживалась.



NB Все мои фанфики по "Видоискателю" (Viewfinder Series) и Totally Captivated: www.diary.ru/~corvina-a/p159718187.htm

@темы: фанфик, Видоискатель, Аяно Яманэ

Marina_Corvina

главная