Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:49 

corvina-a
Кошка, которой нет
ВСЕ ЭСТЕТЫ - ГОМОСЕКСУАЛИСТЫ (с), Повар-оккультист Юрайда), или ЧТО ЧИТАЮТ В ЕВРОПЕ


Оригинал взят у du_bel в Что читают в Европе


Осилил европейский бестселлер «Благоволительницы»

Исторический роман французского писателя американского происхождения, Джонатана Литтелла, написан от лица протагониста — офицера СС Максимилиана Ауэ. В 2006 роман получил Гонкуровскую премию и премию Французской Академии и стал европейским бестселлером. http://www.bookmate.com/books/ivv6ZCUh

Надо сказать, что начал я его читать с подачи Татьяны Толстой, в одном из выпусков «Школы злословья» она его очень рекомендовала. Я не знал ничего об авторе этого трех-трешового угара и изначально почему-то предполагал, что он написан человеком сведующим, хотя понятно, что не участником – если бы он таковым являлся, то ему было бы никак не менее 90 лет.

С самого начало какие-то незначительные детали стали выдавать в авторе дилетанта, почерпнувшего свои знания о суровой действительности второй мировой войны из голливудских фильмов типа «Сталинград» и «Убить Билла», компьютерных игр и гугл-мэпс.

Но если источники информации можно простить – за неимением иных – то никак нельзя простить полное отсутствие аналитического мышления и неспособность к элементарному перевоплощению – переносу современного либерастического видения мира на сознание людей из принципиально другой эпохи.

Вот например сцена Сталинградской битвы в самом ее драматическом апогее.

«Тропинка пролегала вдоль депо, на откосе стояли товарные поезда, я заметил их еще накануне с моста; на вагонах, кроме пробоин от пуль и гранат, красовались рисунки и надписи на русском и немецком, и смешные, и скабрезные. На одной карикатуре, особенно удачной, Сталин и Гитлер слились в объятиях, а Рузвельт и Черчилль стояли сбоку и дрочили. Не имея возможности выяснить, наши это рисовали или красные, я решил не упоминать ее в рапорте».

Представьте себе – чудесным образом среди руин, крайнего измождения, голода, холода, смерти, вдруг откуда ни возьмись появляется этакий креативный хомячок из ЖЖшечки и увлеченно рисует на руинах демотиваторы на лидеров нации, разумеется с гомосексуальным подтекстом. Все его френды – и русские и немцы – ржут и ставят лайки.



Надо сказать, что в романе очень много места уделено описаниям внутренних переживаний и фантазий инфантильного пидараса с либеральными взглядами, каким является главный герой – немецкий аристократ и офицер СС высшего звена. Немцы и русские вообще выставлены в романе весьма ущербными нациями, ниже вы в этом убедитесь еще. Русских людей в нем вообще нет – в основном это описание некой безликой грязной монголоидой массы, за исключением одного персонажа, прописанного более-менее детально, комиссара Правдина. Да и то – это не столько описание личности конкретного человека, сколько досужие рассуждения современных либерастов о коллективном сознании русских орд – рабов и дегенератов. Лишний повод показать свое личное, автора, отношение к России вообще.

«Проблема не в народе, а в ваших руководителях. Коммунизм — маска, натянутая на прежнее лицо России. Ваш Сталин — царь, Политбюро — бояре и аристократы, алчные и эгоистичные, ваши партийные кадры — чиновники, те же, что при Петре и Николае. Та же пресловутая российская автократия, вечная нестабильность, ксенофобия, абсолютная неспособность разумно управлять государством, террор вместо консенсуса и настоящей власти, наглая коррупция, только принявшая другие формы, некомпетентность и пьянство».

Немцы наравне с русскими из этого опуса представляются тупым, рабским народом. Писатель приводит изречение, якобы являющее собой народную немецкую пословицу: "быть свободным человеком означает быть слугой". Возможно у немцев и есть нечто подобное, но даже если и есть, то я полагаю, автор передернул смысл и изначально это могло звучать не "быть слугой", а "служить". Служить высоким идеалам, обществу, нации - и это в корне меняет дело.

Многие описания снов и сомнабулических видений с неизменной копро-анальной доминантой, пространным смакованиям чувственных наслаждений от долбежки в жопу я просматривал по диагонали – до того они скучны и безинформативны.

Я с удивлением узнал, что в Сталинграде, на самых передовых позициях против русских воевали хорваты, у команды СС здесь почти весь рядовой состав – украинцы, самого главного героя сопровождал русский Иван.

«В вытянутой просторной комнате, вероятно, бывшей столовой, у печки толклись люди. Иван кивнул на офицера, сидевшего на низкой лавке, на серо-зеленом рукаве немецкого кителя у него, как и у остальных, имелась нашивка в белую и красную шашечку. Большинство присутствующих знали Ивана и затеяли с ним беседу на смеси украинского и хорватского, приправленного матерными словами («пичка», «пизда», «пиздец» есть во всех славянских языках и запоминаются легко)».

Дети Сталинграда очень радовались развернувшимся в их родном городе событиям, ведь у них не было ни ПиЭсПи, ни Интернета, ни Фэйсбука, а тут – такая увлекательная бродилка он-лайн, возможность зафрендиться с иностранцами!

«Дезертира мы не нашли, я бродил по комнатам, жалея, что согласился пойти, и вдруг в коридоре раздался пронзительный детский смех. Я выскочил из квартиры — никого, но спустя мгновение на лестнице появилась целая орда девочек, диких, бесстыдных, хватали меня, проскальзывали у меня между ног, задирали юбки, показывали грязные задницы и вприпрыжку неслись на верхний этаж, а потом они гурьбой мчались со смехом вниз. Они напоминали маленьких жадных крыс, страдавших бешенством матки. Одна из них пристроилась на ступеньке на уровне моей головы и раздвинула ноги, демонстрируя гладкий лобок».

Я с большим недоверием воспринял описание военных действий на подступах к Берлину – чуть ли не каждый второй солдат, защищавший Рейх в самом конце войны, когда всем все было уже понятно, внезапно – француз! Немцы же только и занимались пьянством, развратом и интригами.

«В Кёрлине шел ожесточенный бой. В лесах тоже везде валялись тела, русские и немцы вперемешку, — останки тех, что бились здесь не на жизнь, а на смерть. У многих немецких солдат я заметил французские нашивки».

«Но лодки мы не нашли и тащились довольно долго, прежде чем обнаружили брод, который определили по кольям и подобию пешеходного мостика, натянутого под водой, рядом, зацепившись за него ногой, плавал на животе труп французского солдата ваффен-СС».

«На шинелях окружавших нас людей я заметил знаки различия СС и нашивки с синей, белой и красной полосками. «Я оберштурмбанфюрер СС», — сказал я по-французски. Один из них воскликнул: «Слышал, Роже, он знает французский!»»


Когда русские пришли в Германию, то первым делом принялись давить танками колонны беженцев, состоящие из деревянных конных повозок, груженые нехитрым скарбом, детьми и стариками. Война войной, а раздавить ребенка - это святое. Дисциплины никакой, отдельные танки просто разъезжали по окрестностям, не имея командования и сопровождения.

«Повозки под гусеницами танка ломались, как спички. Душераздирающее ржание умирающих лошадей заглушал металлический лязг. Нашу машину танк протаранил в лоб, оттеснил назад, смял и с грохотом опрокинул на бок в канаву. Прямо перед собой я увидел солдата, вскарабкавшегося на броню, азиата с приплюснутым, черным от моторного масла лицом. В кожаном танкистском шлеме и маленьких дамских очках в шестиугольной оправе и с розовыми стеклами. В одной руке солдат держал большой автомат с круглым диском, а на плече — летний зонтик с гипюровой каймой. Расставив ноги, опершись на башню, он оседлал пушку, как верховое животное, и сохранял равновесие при любых толчках с ловкостью всадника-скифа, пятками управляющего низкорослым коньком. За первым танком следовали еще два, с тюфяками и пружинными матрасами, притороченными по бокам, и приканчивали покалеченных людей, копошащихся среди обломков».

Питались эти «азиаты с приплюснутым, черным от моторного масла лицом» конечно же корюшкой – чем же еще?

«Теперь все стихло. Обшарив карманы, мы нашли несколько полезных вещей: ножи, компас, вяленую рыбу в вещмешке у русского».

В самом конце повествования автор совсем теряет связь с реальностью. ССначала он пишет, что русские прорвали оборону только несколько часов назад, но тут же в лесах появляются крайне истощенные немецкие дети, оборванные и потерявшие человеческий облик.

«Проснулся я в толпе детей. Они взяли меня, Томаса и Пионтека в кольцо и молча разглядывали нас. Все в лохмотьях, грязные, со спутанными волосами, на многих атрибуты немецкой формы, кители, каски, грубо обкромсанные шинели. Кое-кто вооружился сельскохозяйственным инвентарем, мотыгами, граблями, лопатами, другие — винтовками и самодельными автоматами».

Потом выясняется, что некоторые из них они шли аж от Одессы!

«В группе насчитывалось около шестидесяти мальчишек и десяток девочек. Большинство, как мы поняли позже, оказались сиротами, кто из области Замостья, кто-то даже из Галиции или окрестностей Одессы. Они месяцами блуждали за линиями русских, питались чем придется, принимали других детей, безжалостно убивали и русских».

Ну и на десерт – вот такая клюква:

«Мы дважды видели, как они, разбившись на маленькие группки, убивают спящих русских. Первый раз это было легко: солдаты напились водки на ферме, дети всех передушили или зарубили во сне. Во второй раз один мальчишка проломил караульному голову камнем, а другие кинулись на тех, кто храпел у костра рядом со сломавшимся грузовиком. Любопытно, что они никогда не брали у русских оружие. «Наши немецкие винтовки самые лучшие», — объяснил Адам. Как-то мы оказались свидетелями их нападения на патруль, неслыханного по коварству и жестокости. Разведчики обнаружили небольшое соединение и сообщили группе, человек двадцать мальчиков пошли по шоссе к русским с криками: «Русские! Давай! Хлеб, хлеб!», остальные спрятались в лесу. Русские, ничего не подозревая, позволили бродяжкам подойти, некоторые даже смеялись и доставали из котомок хлеб. Дети окружили солдат, а потом набросились на них с лопатами и ножами, устроив неистовое побоище. Я видел, как семилетний малыш вскарабкался на спину русскому и воткнул ему в глаз длинный гвоздь. Тем не менее двое солдат, прежде чем их убили, успели дать очередь. Троих детей расстреляли в упор, пятерых ранили».

«Советский патрульный дрых в шезлонге, Томас ударил его металлической ручкой пляжного зонта».


И как только эти дикие монгольские орды, вечно пьяные, раскатывающие куда глаза глядят на одиночных танках и даже не выставляющие элементарных дозоров, победили? Надо было сразу послать на них этих детей – они бы всех русских порубили мотыгами еще под Москвой и принесли голову Сталина.

В общем, друзья, если кто будет в Америке, и случайно встретит там этого человека, Джонатана Литтелла, дайте ему, пожалуйста, от меня пизды. Фотография прилагается.


@темы: книжное, Еще один пример того, какие ослы родятся под луной (Ярослав Гашек)

URL
Комментарии
2013-01-23 в 13:06 

Эльф_и_Веник
вечный взрыв и просто вода
да уж....ну что тут скажешь?В Америке подавляющая часть населения уверена, что вторую мировую выиграли именно они. А уж после просмотра "Бесславных ублюдков" я даже представить себе боюсь процент невежества) Слабоумное чтиво для слабоумного народа. Всё ок.

2013-01-23 в 22:50 

corvina-a
Кошка, которой нет
Слабоумное чтиво для слабоумного народа

Я бы сформулировала это как "фансервис" или, точнее, "социальный заказ" ))
*
Зато теперь, когда в очередной раз начинаются стенания на тему "молодёжь ничего не читает!", я начинаю думать про себя: "и слава Богу!"

URL
2013-01-24 в 08:11 

Lara-Van
Без надежды надеюсь
Надо сказать, что в романе очень много места уделено описаниям внутренних переживаний и фантазий инфантильного пидараса с либеральными взглядами, каким является главный герой – немецкий аристократ и офицер СС высшего звена.
Мне это напоминает выс*ры (извини, не сдержалась) яойных мангак, помешанных на мальчиках в "форме СС".

2006 роман получил Гонкуровскую премию и премию Французской Академии и стал европейским бестселлером.
:facepalm:
У автора, должно быть, большие связи.

Я жила в Германии и в период 2008-2009 гг. Не припомню, чтобы в крупных магазинах эта книга была представлена как "бестселлер", хоть немцы и уделяют огромное внимание Второй мировой войне. Впервые в Германию я приехала в конце 2004 года. Как раз в ноябре 2004 выходил фильм "Бункер" www.kinopoisk.ru/film/48246/ Фильм довольно противоречивый (у меня даже вызвало неприятные чувства, хоть и был создан по документам архивов и интервью) и, кстати, его даже какое-то время не хотели показывать в других странах.
А в 2006 году вышло ЭТО (см. твой пост). Неее... Во Франции, возможно, и стало бестселлером. Но в Германии, я думаю, переплевались.

2013-01-24 в 11:23 

corvina-a
Кошка, которой нет
У автора, должно быть, большие связи
Автор улавливает потребности. Как яойные мангаки.
*
Если бы только во Франции...
Кстати, в тему:

Отсюда
petrovchik.livejournal.com/106038.html

Подвиг героев

"7 июля 2011 года в «Комсомольской правде» под общим заголовком «Тайны государственного архива» было опубликовано интервью с директором этого архива доктором исторических наук Сергеем Мироненко, который, отвечая на вопросы корреспондента, память защитников столицы бессовестно осмеял, назвав подвиг двадцати восьми героев-панфиловцев мифом, утверждая, «что не было никаких героически павших героев-панфиловцев», ссылаясь на то, что после войны «один за одним начали появляться люди, которые должны были лежать в могиле».


Историк Мироненко ощутил пинок в зад и рухнул на мерзлое дно траншеи. Всё ещё не веря в происходящее, он поднялся и глянул вверх. На краю траншеи полукругом стояли бойцы Красной Армии.

- Это последний? – уточнил один из военных, видимо, командир.

- Так точно, товарищ политрук! – отрапортовал боец, чей пинок направил директора Госархива в траншею.

- Простите, что происходит? – пролепетал историк.

- Как что происходит? – ухмыльнулся политрук. – Происходит установление исторической справедливости. Сейчас ты, Мироненко, спасёшь Москву от немецко-фашистских оккупантов.

Политрук указал на поле, на котором в ожидании застыли несколько десятков немецких танков. Танкисты вылезли на башни и, ёжась от холода, с интересом наблюдали за происходящим на русских позициях.

- Я? Почему я? – потрясённо спросил Мироненко. – Какое отношение я к этому имею?

- Самое прямое, - ответил политрук. – Все вы тут имеете самое прямое к этому отношение!

Командир указал Мироненко на траншею и историк увидел, что она полна уважаемых людей: тут уже находились академик Пивоваров и его племянник-журналист, у пулемёта с выпученными глазами расположился Сванидзе, рядом с ним дрожал то ли от холода, то ли от ужаса главный десталинизатор Федотов, дальше были ещё знакомые лица, но перепуганный архивист начисто забыл их фамилии.

- А что мы все здесь делаем? – спросил Мироненко. – Это же не наша эпоха.

Бойцы дружно захохотали. Хохотали не только русские, но и немцы, и даже убитый недавно немецкий танкист, пытаясь сохранять приличия и делая вид, что ничего не слышит, тем не менее, подрагивал от смеха.

- Да? – удивился политрук. – Но вы же все так подробно рассказываете, как это было на самом деле! Вы же с пеной у рта объясняете, что мы Гитлера трупами закидали. Это же вы кричите, что народ войну выиграл, а не командиры, и тем более не Сталин. Это же вы всем объясняете, что советские герои – это миф! Ты же сам, Мироненко, рассказывал, что мы – миф!

- Простите, вы политрук Клочков? – спросил Мироненко.

- Именно, - ответил командир. – А это мои бойцы, которым суждено сложить головы в этом бою у разъезда Дубосеково! Но ты же, Мироненко, уверял, что всё было не так, что все эти герои – пропагандистский миф! И знаешь, что мы решили? Мы решили и вправду побыть мифом. А Москву оборонять доверить проверенным и надёжным людям. В частности, тебе!

- А вы? – тихо спросил историк.

- А мы в тыл, - ответил один из бойцов. – Мы тут с ребятами думали насмерть стоять за Родину, за Сталина, но раз мы миф, то чего зря под пули подставляться! Воюйте сами!

- Эй, русские, вы долго ещё? – прокричал продрогший немецкий танкист.

- Сейчас, Ганс, сейчас – махнул ему политрук. – Видишь, Мироненко, время не терпит. Пора уже Родину вам защищать.

Тут из окопа выскочил академик Пивоваров и с поднятыми руками резво бросился к немцам. В руках он держал белые кальсоны, которыми активно махал.

- Срам-то какой, - произнёс один из бойцов.

- Не переживай, - хмыкнул Клочков. – Это уже не наш срам!

Двое немецких танкистов отловили Пивоварова и за руки дотащили его до траншеи, сбросив вниз.

- Швайне, - выругался немец, разглядывая комбинезон. – Этот ваш герой мне со страху штанину обоссал!

Второй танкист стрельнул у панфиловцев закурить и, затянувшись, сказал:

- Да, камрады, не повезло вам! И за этих вот вы тут умирали! Неужто в нашем фатерлянде такие же выросли?

- Да нет, камрад, - ответил ему один из панфиловцев. – У вас теперь и таких нет. Только геи да турки.

- А кто такие геи? – уточнил немец.

Боец Красной Армии прошептал ответ агрессору на ухо. Лицо немца залила краска стыда. Махнув рукой, он пошёл к танку.

- Давайте побыстрее, кончайте с нами, - сказал он. – От таких дел снова умереть хочется.

Из траншеи к политруку кинулся Сванидзе.

- Товарищ командир, вы меня неправильно поняли, я ничего такого не говорил! И потом, мне нельзя, у меня «белый билет», у меня зрение плохое и язва!

Политрук доверительно наклонился к Сванидзе:

- А ты думаешь, тирана Сталина это волновало? Он же пушечным мясом врага заваливал! И тем более, я тебе не командир. У вас свой есть – опытный и проверенный! Вот он как раз идёт!

Из глубины траншеи к месту разговора подходил Никита Михалков, держа в руках черенок от лопаты.

- Товарищ политрук, как с этим можно воевать против танков? – взмолился режиссёр.

- Тебе виднее, - ответил командир. – Ты же это уже проделывал. Да, там у тебя, кстати, кровати сложены. Можешь из них быстренько противотанковую оборону наладить! Ну, или помолись, что ли. Авось поможет!

Тут политрук скомандовал построение своих бойцов.

- Куда вы? – с тоской в голосе спросил Михалков.

- Как куда? – усмехнулся политрук. – Занимать позицию у вас в тылу! Заградотряда НКВД под рукой нет, так что мы сами его заменим! И если какая-то сволочь из вашего штрафбата рванёт с позиции, расстреляем на месте за трусость и измену Родине!

- Так ведь штрафбатов ещё нет!

- Один создали. Специально для вас!

Немецкие танки взревели моторами. В траншее послышались отчаянные крики и ругань – новые защитники Москвы выясняли, кто первым начал разоблачать мифы и втравил их в эту историю. Всем скопом били Федотова, после чего его с бутылкой выкинули из траншеи под немецкий танк. Кто-то крикнул ему на прощание:

- Ну, за Родину, за Сталина!

Михалков вцепился в уходящего политрука:

- Товарищ, у меня отец воевал, я всегда был патриотом и защитником героев, помогите мне!

- Только из уважения к тебе, - ответил политрук. – Даю отличное средство для сражения с врагом! Лучше не бывает!

И командир протянул режиссёру бадминтонную ракетку и три воланчика.

- Прощай, Родина тебя не забудет, - похлопал политрук Михалкова на прощание и устремился вслед своим уходящим бойцам…

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Marina_Corvina

главная